Страница 1 из 3 123 ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 30 из 81

Тема: ПНИ. Психоневрологические интернаты и сопровождаемое проживание.

  1. #1
    Архивариус Аватар для НиКошка
    Имя
    Ника
    Регистрация
    16.01.2014
    Адрес
    Россия Рязанская
    Сообщений
    16,892
    Записей в дневнике
    3
    Пол.оценки/Отр.оценки
    Получено: 12,093/44
    Присвоено: 12,322/2

    0 Недоступно! Недоступно!

    ПНИ. Психоневрологические интернаты и сопровождаемое проживание.

    Все по теме. Да минует она тех, кого мы любим.

  2. #2
    Администратор Аватар для Управляющий
    Имя
    Кот Василий
    Регистрация
    16.01.2014
    Сообщений
    1,569
    Записей в дневнике
    12
    Пол.оценки/Отр.оценки
    Получено: 1,676/13
    Присвоено: 497/1

    0 Недоступно! Недоступно!
    Б.Л. Альтшулер: «Сопровождаемое проживание - малозатратная альтернатива интернату»

    Сопровождаемое проживание - малозатратная альтернатива интернату
    Б.Л. Альтшулер. Выступление на конференции
    «Психоневрологические интернаты: опыт, проблемы и пути развития»
    Московская обл., 20 февраля 2015 г.
    Спасибо всем организаторам этой конференции, которая может стать историческим этапом в деле реформирования ПНИ. Моё выступление - о региональном опыте сопровождаемого проживания лиц с ментальной инвалидностью, включая I группу, о перспективах создания в Московской области жилищного фонда, необходимого для сопровождаемого проживания, и предложения в Резолюцию.
    Но прежде, чем говорить по основной теме, откомментирую кое-что из того, что здесь звучало перед моим выступлением.
    1. По просьбе замечательных коллег из общества волонтеров «Милосердие» скажу о возможном способе контроля качества работы врачей-психиатров ПНИ. Очевидно, что директор ПНИ, если он сам не врач-психиатр, никак не может это проконтролировать. Сделать это могут только независимые специалисты того же профиля и, желательно, высокой квалификации. Откуда их взять? Только что здесь Елена Андреевна Тополева-Солдунова подробно и наглядно говорила об общественном контроле ПНИ – в рамках президентского Федерального закона июля 2014 года «Об основах общественного контроля в Российской Федерации». Так вот, если в мероприятиях общественного контроля ПНИ, организованных, например, Общественной палаты РФ как субъектом общественного контроля, участвуют не только общественники - представители НКО, но и привлеченные «доверенные специалисты», в том числе и психиатры высокой квалификации, то это и будет та самая возможность для директора интерната, для органа-учредителя ПНИ проконтролировать работу врачей ПНИ. А тем самым добиться и улучшения этой работы.
    И очень важное, как мне представляется, замечание по самой сути общественного контроля. Конечная цель такого контроля, очевидно, не разоблачения и скандалы, а совершенствование работы учреждений и защита прав проживающих. И есть одно железное правило, хорошо известное, так сказать, классикам общественного контроля: по завершении каждого мероприятия общественного контроля контролеры встречаются с директором и предметно обсуждают с ним выявленные недостатки и способы их устранения (естественно, если информация получена от проживающих на условиях конфиденциальности, то источник не раскрывается). Также обсуждаются способы содействия в решении проблем со стороны органа-учредителя. А если налицо нежелание сотрудничать и устранять недостатки, общественный контролеры, строго в соответствии с федеральным законом, обращаются и в вышестоящие федеральные инстанции, и в прокуратуру и в СМИ…
    В США, например, контролер может прийти в учреждение даже ночью, никого не предупреждая (у него есть ключи от всех дверей), и уйти незамеченным. А потом появится его убийственный отчет об этом визите. Но в данном случае это не общественник, а государственный контролер. Общественные контролеры там тоже есть и являются они без предупреждения, и их по закону обязаны пускать везде. Но и ответственность их также прописана в законе.
    2. О важности работы волонтеров. Лет 10 назад питерские друзья-правозащитники, занимавшиеся организацией общественного контроля за соблюдением прав пациентов психиатрических больниц, привели мне такие слова шведских врачей-психиатров, с которыми они сотрудничали: «У нас в Швеции лет 40 назад был такой же беспредел, такая же незащищенность пациентов, как у вас. Всё кардинально изменилось к лучшему, когда мы допустили в больницы волонтеров».
    Почему так случилось – очевидно: самый факт присутствия в учреждении человека со стороны неизбежно дисциплинирует персонал. И возникает вопрос: как нам это организовать в широком масштабе? Только что Мария Островская рассказала о масштабном и многолетнем опыте НКО «Перспективы» (Санкт-Петербург) по организации работы волонтеров в ДДИ и ПНИ. По сути «Перспективы» работают как мощный ресурсный центр для волонтеров. Можно ли это организовать в масштабах страны? Представляется, что это будет возможно, если в правила работы и ПНИ, и органов-учредителей будет внесено обязательное требование участия волонтеров в жизни учреждений. То есть отсутствие волонтеров в ПНИ будет рассматриваться как жирный минус в работе.
    Кажется, сейчас по этому обнадеживающему пути пошла Москва. Сошлюсь на совсем недавний, от 9 февраля с.г., Приказ № 71 Департамента социальной защиты о взаимодействии подведомственных Департаменту учреждений с НКО и волонтерскими организациями.
    А теперь по заявленной теме выступления – о сопровождаемом проживании.

    О региональном опыте сопровождаемого проживания
    Скажу об опыте трех НКО Владимирской и Псковской областей – в сотрудничестве с органами власти. Все они члены «Координационного совета по делам детей-инвалидов и других лиц с ограничениями жизнедеятельности», объединяющем около 60 НКО. Наиболее масштабен опыт Владимирской области, где приняты два областных нормативных акта по развитию института приемных семей и опекунов для потенциальных обитателей ПНИ, что позволило в 2014 году устроить на сопровождаемое проживание 100 человек из общего числа 500 очередников в ПНИ Владимирской области. Подробнее:
    1. Владимирская область. По инициативе АРДИ «Свет» (Рук.: Любовь Ивановна Кац - 8-906-611-93-94) развиваются три формы сопровождаемого проживания:
    - «Приемные семьи для граждан пожилого возраста и инвалидов (дееспособных)» - на основании Постановления Губернатора Владимирской области № 920 от 16 августа 2012 г. о внедрении во Владимирской области данной стационарозамещающей технологии. - В 2014 году устроены 70 человек.
    - Опека над неродными недееспособными гражданами - закон Владимирской области от 14.02.2013 № ЗО-22 «О вознаграждении, причитающемся опекунам недееспособных граждан», вступил в силу 1 января 2014 г. – устроены 30 человек.
    - Сопровождение 5 взрослых детей-инвалидов постоянно находящимися с ними на сменной основе 4-мя наставниками (в купленной родителями квартире).
    Бюджетные затраты - на оплату опекунов (6000 р./мес.) и наставников (10 000 руб./мес.).Приемные и опекунские семьи организованы не в юридической форме социальной услуги (что исключает закон «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации»), а согласно закону «Об опеке и попечительстве», который допускает двойную опеку (родителей и опекунов).
    2. Псковская обл., г. Покров, НКО «Росток» (Рук.: Михайлюк Алексей Анатольевич – 8-903-961-78-30) в течение 15 лет организует сопровождение на дому (вначале в арендуемых, а затем купленных квартирах) примерно 60 лиц из числа детей-сирот - выпускников ДДИ. Для 15 – особо тяжелых организовано круглосуточное дежурство наставников (3 наставника – на в среднем 4 обеспечиваемых). Социальная служба в целом 30 сотрудников.
    3. г. Псков, ПРОБО «Я и Ты» (Рук. Проекта – член ОП РФ Царев Андрей Михайлович – 8-911-350-15-79), организовано постоянное сопровождение 10 ментальных инвалидов I группы. Муниципалитет предоставил в аренду НКО по минимальной ставке 500 руб./мес. с человека две 5-комнатные квартиры. Зарплата 10 сопровождающих 10 тыс. руб. /месяц.
    Ранее зарплату сопровождающих обеспечивал бюджет, но теперь это прекратилось, что угрожает закрытием данных проектов Псковской области.
    Во всех этих примерах указанные НКО выполняют всю работу по организации процесса сопровождения, обучения, занятости, досуга инвалидов, а также по организации обучения сопровождающих.

    Жилплощадь для социальных целей, включая сопровождаемое проживание
    (о предложениях Рабочей группы по реализации права граждан на доступное жилье Совета при Президенте РФ по правам человека и Минстроя России)
    Очевидно, что достаточно масштабное развитие сопровождаемого проживания возможно лишь в условиях преодоления острого дефицита жилья.
    Хочу выразить искреннюю благодарность Губернатору Московской области А.Ю. Воробьеву за позитивный отклик на письмо Председателя Совета при Президенте РФ по правам человека М.А. Федотова от 05.02.2015г. Три дня назад, 17 февраля с.г., состоялось заседание указанной в подзаголовке Рабочей группы – с участием Первого заместителя министра строительного комплекса Московской области Р.Р. Тагиева. Было очень плодотворное обсуждение. Суть предложений Рабочей группы: есть множество застройщиков, готовых строить дешево (себестоимость кв. метра не выше 25 тыс. рублей) и с относительно низкой доходностью. Для их привлечения достаточно сформировать областную программу с ясным указанием по районам будущих получателей жилья и резерва земельных участков для строительства.
    Мы надеемся на сотрудничество в этом вопросе и на то, что Московская область станет первым субъектом РФ, в котором будет полностью решена жилищная проблема, - в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 года № 600. И в том числе будет создан специализированный арендный фонд для реализации программы сопровождаемого проживания.

    Предложения в Резолюцию
    1. Передаю просьбу члена Общественной палаты РФ и Сопредседателя «Координационного совета НКО по делам детей-инвалидов и других лиц с ограничениями жизнедеятельности» А.М. Царева о дополнении Резолюции конференции пунктом: «Минтрудсоцзащиты России и Минобрнауки России - разработать программы курса подготовки социальных работников – сопровождающих: как с нуля (колледж), так и курсов повышения квалификации и/или переквалификации. Органам социальной защиты субъектов РФ организовать обучение работников ПНИ».

    2. Также выражаю консолидированное убеждение, что из Резолюции необходимо исключить вызывающее ироническую улыбку, но и неприемлемое по его «цензурной» сути, обращение к СМИ «не допускать публикаций о проблемах лиц, проживающих в ПНИ, без объективного экспертного рассмотрения».

    3. Раздел Резолюции «Министерству труда и социальной защиты населения Российской Федерации» дополнить пунктами № 8, 9, 10 следующего содержания:
    «8. Обобщить опыт субъектов Российской Федерации и профильных общественных организаций по развитию сопровождаемого проживания и организации возмездной опеки (приемная семья) для лиц с расстройствами психического здоровья на основе положений Федерального закона «Об опеке и попечительстве» и разработать соответствующий типовой нормативный акт субъекта Российской Федерации.
    9. На основе изучения опыта субъектов Российской Федерации разработать и утвердить типовой Регламент субъекта Российской Федерации о взаимодействии организаций стационарного социального обслуживания, включая психоневрологические интернаты, с негосударственными, социально ориентированными некоммерческими, общественными и волонтерскими организациями.
    10. В целях преодоления конфликта интересов, обусловленного совмещением в одном физическом лице Директора психоневрологического интерната двух юридических лиц: поставщика услуг и законного представителя недееспособных проживающих – поддержать пакет законодательных новаций по введению в Российской Федерации института распределенной опеки/попечительства

    4. В Разделе Резолюции «Органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации, включая уполномоченные органы в сфере социальной защиты населения» пункт 8 дополнить предложением следующего содержания:
    «Рассматривать работу по взаимодействию с некоммерческими, общественными и волонтерскими организациями как одно из обязательных условий проведения системной работы с лицами, проживающими в психоневрологических интернатах, по развитию у них навыков самообслуживания, бытовых и социальных навыков, творческого развития, расширению их кругозора и оказанию психологической поддержки, с участием в реализации программ индивидуально-профилактической работы с проживающими

    ---------------------------------------------
    Альтшулер Борис Львович
    Председатель Правления РОО «Право ребенка»,
    Сопредседатель «Координационного совета НКО по делам детей-инвалидов и других лиц с ограничениями жизнедеятельности»,
    Член Общественного совета Минстроя России и Рабочей группы по реализации права граждан на доступное жилье Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека и Минстроя России.

    Источник

  3. #3
    Архивариус Аватар для НиКошка
    Имя
    Ника
    Регистрация
    16.01.2014
    Адрес
    Россия Рязанская
    Сообщений
    16,892
    Записей в дневнике
    3
    Пол.оценки/Отр.оценки
    Получено: 12,093/44
    Присвоено: 12,322/2

    0 Недоступно! Недоступно!


    Вам интересен опыт создания условий сопровождаемого проживания? Тогда мы предлагаем Вам скачать фильм "Сопровождаемое проживание в Пскове", снятый организацией родителей детей и взрослых людей с инвалидностью "Я и Ты" совместно с Центром лечебной педагогики. Скачать фильм можно, пройдя по ссылке:

    https://cloud.mail.ru/public/217b290...0%BD%D0%B8.mp4






  4. #4
    Архивариус Аватар для НиКошка
    Имя
    Ника
    Регистрация
    16.01.2014
    Адрес
    Россия Рязанская
    Сообщений
    16,892
    Записей в дневнике
    3
    Пол.оценки/Отр.оценки
    Получено: 12,093/44
    Присвоено: 12,322/2

    0 Недоступно! Недоступно!
    Сибирский округ

    Социальная деревня «Благодатная» пос. Кузедеево (56 км от г. Новокузнецк) Кемеровская область.
    Правовая форма: некоммерческое партнерство «Социальная деревня Благодатная».
    Для организации «Дома попечения и абилитации для молодых инвалидов» родители выкупили кирпичное здание в 322 м кв. и ведут его перепланировку. Строительство ведется за счет личных средств родителей, воспитывающих детей с ментальными нарушениями и аутизмом. Стройматериалами помогают и благотворители.

    По планам организаторов в Доме будут проживать 15 молодых людей с различными нарушениями развития от 18 до 40 лет. У каждого будет своя комната, а так же общие комнаты для еды и свободного времени. Запланирована организация мастерских, приусадебного участка для огорода. Количество сотрудников из расчета 1 на 5 молодых людей. Время работы сотрудников по сменам по 6 часов. Сопровождение медсестрой для колясочников (сопровождать на обучении в мастерских, работе по дому и др.). Консультации врача 1 раз в месяц (медицинское сопровождение).
    Предполагается пятидневка (будни), на выходные ребят забирают родители. В перспективе планируется постройка гостевого домика для родителей, чтобы они могли провести выходные вместе со своим ребенком в деревне рядом с природой.


    Основные задачи: Диагностика уровня психофизического развития, Медицинское сопровождение, Динамическое наблюдение, Индивидуальная программа абилитации, Развитие личности, Обучение гигиеническим навыкам, Участие в различных формах жизни социума (малого-дом и большого - общество), Совершенствование коммуникативных навыков, Предметно-практическая деятельность, Социально-бытовая ориентировка, Обучение трудовой деятельности, Обеспечение культурного досуга, Формирование межличностных отношений, Удовлетворение основных жизненных потребностей человека, Максимальная жизненная независимость, Работа с родителями.


    Трудности: Частные учреждения по закону не имеют права опекунства над недееспособными людьми. Возможность передачи своих прав по завещанию в какую-либо международную ассоциацию социальных деревень.
    Сайт http://www.blagodatnaja.ru/


  5. #5
    Архивариус Аватар для НиКошка
    Имя
    Ника
    Регистрация
    16.01.2014
    Адрес
    Россия Рязанская
    Сообщений
    16,892
    Записей в дневнике
    3
    Пол.оценки/Отр.оценки
    Получено: 12,093/44
    Присвоено: 12,322/2

    0 Недоступно! Недоступно!
    Иркутская областная общественная организация инвалидов детства «Надежда»
    Создание социального Центра семейного типа
    Сроки реализации проекта – 2010- 2015 гг.
    Каждый родитель мечтает о том, что его дети станут взрослыми, самостоятельными, опорой им в старости. Но иногда случается так, что именно родители являются опорой своим не взрослеющим детям с различными заболеваниями. Пока родители полны сил они лечат, учат навыкам самообслуживания, организовывают быт. Но, время летит и родители начинают задумываться, а что же будет с моим сыном или дочерью после моего ухода, что их ожидает?
    Именно для решения этого вопроса возникла необходимость создания Центра трудовой и социальной деятельности для людей с нарушениями интеллекта, создания условий для постоянного или временного проживания и внедрение программы пожизненного сопровождения в условиях города.
    Данный проект осуществляется совместно с Иркутской Епархией по благословлению Митрополита Вадима.

    Центр рассчитан на 30 человек с разными группами инвалидности в возрасте от 18 лет и сопровождающих их социальных работников, педагогов, медперсонала, административно-хозяйственных работников, работников мастерских, волонтеров.
    В результате реализации этого проекта будут созданы новые рабочие места и для обычных граждан. Оснащение рабочих мест для инвалидов может осуществляться из средств грантов и проектов.

    В Центр входит: участок в городе с основным и вспомогательными помещениями, квартира или мини общежитие для проживания ребят.
    I этап работы
    На участке будет располагаться:
    1. 2-х этажное здание с мастерскими- деревообрабатывающей, ткацкой, швейной, валяния, свечной, растениеводства, полиграфической. Также предусмотрен тренажерный зал, кабинеты для терапий, медицинский кабинет, библиотека и офис.
    2. Теплица.
    3. Помещение для хранения инвентаря
    4. Гараж (место для мастерской, место для велосипедов, в том числе специальных)
    5. Спортивная площадка
    6. Огород
    7. Стоянка для автобуса или машин.
    II этап работы.
    Квартира или мини общежитие для проживания. Ребята проживают секционно в отдельных комнатах по 1 человеку - метраж комнаты составляет 10 кв. метров, в каждой комнате предусмотрен туалет. Жилые комнаты обустроены с учетом вкусов и пожеланий ребят и родителей. На 4 комнаты делается санитарная комната, в которой находится 2 душевые кабины, 2 раковины, бидэ и стиральная машинка. Комната для социального педагога. Также предусмотрена прихожая и холл для общих встреч и отдыха.
    Стартовала акция « Построим дом вместе» в рамках проекта «Ступени: шаг за шагом», который поддержала православная религиозная организация Отдел по церковной благотворительности и социальному служению Русской Православной Церкви
    Изготовлен стенд, выпущены кирпичики- визитки, информационный листок, которые может приобрести каждый желающий.

    Что сделано.
    Оформлен участок 11,6 соток в аренду ;
    - составлен бизнес-план проекта;
    - проведены необходимые изыскания;
    - подготовлен эскиз архитектурной концепции мастерских;
    - расчищена территория участка, убран мусор и мелкие деревья, кустарники, подготовлена площадка для строительства;
    * создан попечительский совет при Николо- Иннокентьевском Храме;
    * выпущена серия открыток; « Православные храмы Иркутска».;
    * - информация размещена в СМИ и на сайте организации;
    * установлены ящики для пожертвования.
    Средства собирают в Николо- Иннокентьевском Храме и в Храме Рождества Христова.

    Планы на 2014 г.
    * Согласовать генплан и доработать проект;
    * найти добровольца для рассылки информации, связанной с проектом;
    * начать строительство основного здания (строительство основного здания без отделки 4.500.000 руб., собрано 1.690.000 руб., необходимо собрать 2.810.000 руб.)
    * поставить забор: часть материалов передана спонсорами, необходимо собрать 360.000 руб.

    Наше настоящее и будущее
    * В специализированном Центре семейного типа будут трудиться и проживать с разными видами инвалидности взрослые люди.
    * Будем продолжать оказывать моральную и психологическую поддержку родителям и семьям, имеющих ребят с инвалидностью.
    * Быть полезными обществу по мере сил и возможностей.
    * Формировать позитивное и гуманное отношения общества к гражданам с ограниченными возможностями.

    Каждый человек должен жить в семье среди своих родных и близких. Не надо бояться наших ребят, если для них организовать специальную социально- защищенную среду, полюбить и понять, то увидим сколько тепла, добра и света они несут в нашу жизнь.
    Председатель ИОООИД « Надежда» Татьяна Анатольевна Федорова
    www. nadezda.ortox.ru


  6. #6
    Местный Аватар для Swetlaia
    Регистрация
    19.01.2014
    Сообщений
    8,847
    Пол.оценки/Отр.оценки
    Получено: 7,706/9
    Присвоено: 4,894/1

    0 Недоступно! Недоступно!
    Наверно сюда вставлю
    https://meduza.io/feature/2015/03/26...-estestvennogo


    Ничего сверхъестественного Как работает первый вВ марте 2015 года в Москве начал работать первый в России частный детский дом для детей с тяжелыми множественными нарушениями развития. В государственных детдомах такие дети лежали бы в отделениях «милосердия» до 18 лет. В этих отделениях не развивают и не учат, но ухаживают за детьми так, будто они с рождения находятся в вегетативном состоянии. По достижению 18-летия детей переводят в психоневрологические интернаты — на этом их история, по сути, заканчивается. В Свято-Софийский детдоме (Москва) хотят изменить судьбу хотя бы двадцати таких детей. Их не собираются сдавать в интернат; с ними начали работать воспитатели и преподаватели-дефектологи. Специальный корреспондент «Медузы»Андрей Козенко съездил в Свято-Софийский детдом и выяснил, как он устроен. России частный детдом для детей с тяжелыми заболеваниями

  7. #7
    Модератор Аватар для Елена
    Имя
    Елена
    Регистрация
    25.01.2014
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    7,601
    Записей в дневнике
    56
    Пол.оценки/Отр.оценки
    Получено: 7,649/9
    Присвоено: 6,691/6

    0 Недоступно! Недоступно!
    Ссылка отсюда:

    Инвалиды из Владимира доказали, что могут жить самостоятельно


    Москва. 17.04.2015Пятеро молодых людей с инвалидностью поселились в отдельной квартире. Год спустя подводятся итоги этого социального эксперимента. Специалисты уверены, что такие коммуны со временем могут стать альтернативой интернатам – сообщает «Российская газета».Родителям ребят с инвалидностью из Владимира удалось осуществить самую заветную мечту особых родителей – помочь подросшим детям жить отдельно и под присмотром и при этом не в интернате.

    Новоселье стало началом уникального эксперимента по самостоятельному проживанию молодых людей с серьезными умственными и психофизическими нарушениями в обычных городских условиях. Спустя год после старта пришло время подвести предварительные итоги.

    К этому шагу владимирское общественное объединение АРДИ
    «Свет»
    шло все 20 лет своего существования. Уникальную технологию адаптации особых детей родители создавали ступенька за ступенькой: театр, секции иппотерапии, творческие кружки, учили жить самостоятельно от двух дней до месяца в учебных квартирах.

    Помещение на первом этаже нового дома предприниматель продавал под офис. Но пошел навстречу группе родителей детей-инвалидов, решивших вскладчину купить их под квартиру. Для этого родителям пришлось продать «излишки» жилплощади и садовые участки.

    Денег едва хватило на 180 квадратов голых стен. Довести до жилого состояния идеального состояния помогли спонсорская помощь, многочисленные добровольцы и друзья. Город помог с оформлением документов, область выделила грант на оплату педагогов. Так все и началось.

    Возможно, уникальный опыт самостоятельного проживания владимирских инвалидов когда-нибудь станет материалом для диссертаций. С первых дней старшие наставники поставили перед собой цель дать своим подопечным максимум необходимых навыков. И результат уже есть.

    - Я научился варенье варить, мыть посуду правильно в моечной машине, полы правильно мыть, стирать правильно, развешивать белье, гладить, разбирать по цвету, - рассказывает Володя.

    - Андрюша не умел бриться, - делится педагог-воспитатель Светлана Николаевна. - Ребята его научили, теперь бреется сам.

    Пенсия инвалида – 11 тысяч рублей, включая соцпакет. Из них семь уходит на услуги ЖКХ, питание транспорт, хознужды. Оставшиеся четыре тысячи – на одежду, обувь и лекарства. Очень скоро родственники новоселов поняли, что без своей земли им не прожить. Купили садовый участок, правда пока еще не удалось за него до конца расплатиться. Дача стоит 360 тысяч - выплатили 260 (из них сто тысяч пожертвовал предприниматель). Сбор средств продолжается.Летом ребята вместе работали на даче. Свои огурцы и помидоры ели до ноября.

    Главный капитал этой организации – репутация. Она и помогает преодолевать трудности материального порядка и ломать сложившиеся стереотипы.

    - Помогает прозрачность в работе, мы за все отчитываемся на своем сайте, - по-своему объясняет свои успехи Любовь Ивановна. - И когда люди видят результат, на что уходят их деньги, они готовы жертвовать.

    Скоро эксперимент расширится. Город выделил Владимирской областной Ассоциации родителей детей-инвалидов «Свет» семь соток в микрорайоне Юрьевец. В мае она планирует начать строительство Дома сопровождаемого проживания для молодежи с умственными и физическими ограничениями.

    Сопровождаемое проживание– это комплексная услуга (социальная, образовательная, реабилитационная), оказываемая гражданам с инвалидностью, нуждающимся в постоянной посторонней помощи и не способным проживать самостоятельно, с условиями постоянного или временного проживания (пребывания) с ними сопровождающего лица. Получатели услуги - совершеннолетние граждане Российской Федерации, имеющие инвалидность и нуждающиеся в постоянной или временной посторонней помощи и не способные проживать самостоятельно. Сопровождающее лицо - гражданин на добровольных или возмездных началах, помогающий получить проживающему социально-бытовые, социально-педагогические, социально-психологические, социально-медицинские, социально-экономические, социально-правовые и другие услуги.

    Во Владимирской области развиваются следующие формы сопровождаемого проживания:

    - приемные семьи для одиноких дееспособных и недееспособных граждан с инвалидностью при вознаграждении опекунам недееспособных граждан;

    - постоянное сопровождаемое проживание;

    - временное сопровождаемое проживание.


    Дата публикации: 17.04.2015
    [свернуть]
    Последний раз редактировалось Елена; 17.04.2015 в 16:52.

  8. #8
    Архивариус Аватар для НиКошка
    Имя
    Ника
    Регистрация
    16.01.2014
    Адрес
    Россия Рязанская
    Сообщений
    16,892
    Записей в дневнике
    3
    Пол.оценки/Отр.оценки
    Получено: 12,093/44
    Присвоено: 12,322/2

    0 Недоступно! Недоступно!
    Лена, хорошие новости. Все равно не стоит на месте эта тема. Класс.
    Боже, дай мне сил, терпения и, на всякий случай, денег.

    Ничто так не мешает видеть, как точка зрения



  9. #9
    Местный Аватар для Swetlaia
    Регистрация
    19.01.2014
    Сообщений
    8,847
    Пол.оценки/Отр.оценки
    Получено: 7,706/9
    Присвоено: 4,894/1

    0 Недоступно! Недоступно!
    Зажимаем кулачки, чтобы этот закон приняли и адекватно исполняли. Тогда может будущее наших детей наконец перестанет быть кошмаром.
    http://www.fontanka.ru/2015/09/10/032/
    Сенаторы предложили реформу совместной опеки и попечительства для ограниченно дееспособных лицВ Совете Федерации предлагают разрешить совместную опеку и попечительство для ограниченно дееспособных лиц с психическими расстройствами. Соответствующий законопроект внесен сегодня в Госдуму сенаторами Галиной Кареловой, Зинаидой Драгункиной, Андреем Клишасом, Константином Добрыниным, Вадимом Тюльпановым, Людмилой Кононовой и Владимиром Сударенковым.
    Документом предлагаются изменения в Гражданский и Семейный кодексы РФ, закон РФ "Об опеке и попечительстве" и ряд других федеральных законов. По словам одного из авторов законопроекта, Константина Добрынина, он разработан для адаптации российского законодательства к институту ограниченной дееспособности для лиц с психическими расстройствами, который был введен в Гражданский кодекс в 2012 году по инициативе сенаторов.
    "Наш законопроект разработан с участием организаций, непосредственно занимающихся помощью гражданам ограниченно дееспособным, и он защищает их конституционные права и свободы от произвольного ограничения", – пояснил сенатор.
    "Фактически этот документ о том, что не должно быть государственной монополии на милосердие", – уточнил он.
    В пояснительной записке к законопроекту отмечается, что "на фоне положительных тенденций улучшения здоровья населения России в целом уровень психического здоровья остается низким". Так, согласно официальной статистике, в 2010 году число больных с впервые в жизни установленным диагнозом психического расстройства составило 498,9 тысячи человек и, по сравнению с 1992 годом, выросло на 16,9%. Особую тревогу авторов документа вызывает тот факт, что наиболее высокие уровни заболеваемости приходятся на детско-подростковые и юношеские группы. При этом, по данным ФГБУ ГНЦССП имени Сербского, в 2011 году в России число лиц, находящихся под опекой в учреждениях, превышало 146 тыс. человек (9,1% из 1,6 млн инвалидов по психическим заболеваниям), из них более 22 тыс. находятся в домах-интернатах для умственно отсталых детей.
    Одна из главных новелл законопроекта – введение в России системы смешанного опекунства, когда в интересах подопечного допускается совместное исполнение функций опекуна или попечителя несколькими лицами (как физическими, так и юридическими).
    "Наличие "внешнего" опекуна у подопечного, проживающего в интернате, обеспечивает решение проблемы "закрытости" положения граждан, нуждающихся в специализированном уходе и надзоре, и тотального попрания их прав и свобод", – говорится в пояснительной записке к документу. По мнению авторов законопроекта, это "позволяет снизить риски конфликта интересов между опекуном-интернатом и подопечным, полностью зависящим от интерната". В этом случае "внешний" соопекун, которым могут стать близкие или друзья инвалида, волонтеры, возьмет на себя исполнение опекунских функций по представительству подопечного, защите его прав и законных интересов, по развитию способностей понимать значение своих действий и руководить ими, а также по обеспечению профессионального образования, досуга и других.
    Авторы документа также предлагают расширить список организаций, которые могут выполнять функции опекуна или попечителя, включив в него, в том числе, и некоммерческие организации, в которые подопечный не помещается под надзор. По мнению сенаторов, это не только "соответствует зарубежному опыту, но и отвечает реалиям сегодняшнего дня, заключающимся в том, что в России активно формируется круг организаций, оказывающих различного рода услуги инвалидам".
    "Такие организации не всегда в состоянии взять инвалида под надзор, но успешно участвуют в его жизни, понимают особенности его поведения и его потребности, организуя получение широкого спектра необходимых подопечному услуг", – отмечается в сопроводительных документах к проекту закона.
    Также, по словам Константина Добрынина, законопроектом законодатель исполняет требование Конституционного суда РФ о том, что принудительно помещать гражданина в интернат или оставлять в нем можно только по решению суда. "При этом предусматривается, что при изменении психического состояния гражданина суд вправе принять не только решение об отмене ограничения или лишении гражданина дееспособности, но и об изменении объема ограниченной дееспособности", – добавил он.


    Законопроект был поддержан Советом при президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства. В соответствующем отзыве говорится, что проект федерального закона "в принципе может быть одобрен" с учетом доработки ряда положений "с целью более точного и детального регулирования затрагиваемой им сферы отношений".
    "Мне не нравятся люди, которые считают себя пророками и думают, что в состоянии научить других, как жить. " (С) В.Цой

  10. #10
    Модератор Аватар для Елена
    Имя
    Елена
    Регистрация
    25.01.2014
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    7,601
    Записей в дневнике
    56
    Пол.оценки/Отр.оценки
    Получено: 7,649/9
    Присвоено: 6,691/6

    0 Недоступно! Недоступно!
    Петербургский опыт реализации права инвалидов жить не только в стенах ПНИ, читать здесь.

    Интеранаты для инвалидов - это слишком дорого



    О том, почему изоляция инвалидов — культурная, социальная или даже «физическая» (помещение в интернаты) слишком дорого обходится обществу рассказывает Мария Островская – президент Санкт-Петербургской благотворительной общественной организации «Перспективы», которая с 1996 г. помогает детям и взрослым с особенностями развития.

    — Недавно общественность была шокирована случаем с сестрой Натальи Водяновой…

    На самом деле такие истории случаются реже, чем мы думаем. Принято считать, что общество очень негативно настроено по отношению к инвалидам, но на практике это не совсем так. Наше общество состоит из очень разных людей, из которых, мне кажется, очень большая часть относится к «особым» людям благожелательно. Хотя людей с аутизмом принимают сложнее потому, что они не на колясках, по ним не всегда сразу видно, что у них какие-то проблемы со здоровьем, при этом они могут вести себя странно. Часто люди истолковывают поведение человека с аутизмом неправильно – как невоспитанность, наглость. Но в целом обычные люди к «особым» относятся нормально.
    Конечно, есть и другое отношение, с которым и столкнулись Оксана и её няня. Это отношение тоже распространённое, но я не думаю, что людей с таким отношением большинство. Мне кажется правильным применение административных мер к таким людям – они должны нести ответственность за дискриминацию, за унижение человеческого достоинства. Но в деле воспитания общества мы не можем уповать только на силовое вмешательство.

    — У одной из публикаций о случае в Нижнем Новгороде появился комментарий женщины: мол, если бы её внуки увидели, что незнакомая взрослая тётя ведёт себя неадекватно, это могло бы их психику травмировать…

    Есть два подхода к воспитанию детей. Первый – это создание для ребёнка стерильной атмосферы, где никто не кричит, не бьётся, не хамит, не ведёт себя неправильно, не употребляет наркотиков, не разводится, не болеет, не умирает. Мы знаем, что такой подход приводит к очень тяжёлым последствиям.
    Есть другой подход к воспитанию, который связан не с созданием стерильной среды, а с формированием иммунитета. И во всём нужна определённая мера. С моей точки зрения, если ребёнок не может выдержать того, что рядом с ним некоторые люди ведут себя странно, непривычно и даже неприятно, что-то не так с его воспитанием. Вообще дети выдерживают всё гораздо лучше, у них гораздо больше диапазон принятия, чем у взрослых. Те, кто работает с детьми с расстройствами аутистического спектра, знают, что в интегративной среде чем младше нейротипичный ребёнок, тем легче ему принять ребёнка, который от него отличается. Это уже взрослые воспитывают в детях нормативность, а вместе с ней отвержение целого ряда человеческих проявлений, людей, которые проявляют себя «не так».
    Если бы эта бабушка вместо того, чтобы защищать своих внуков от некрасивых картин, объяснила бы им спокойно, что девушка особенная, что её поведение не означает, что она в отчаянии, что она таким особым способом себя проявляет, что есть люди, которые нуждаются в нашем сочувствии, мне кажется, это помогло бы внукам выдерживать дальнейшее напряжение в жизни. Если бабушка рассчитывает, что её внуки никогда в жизни не встретятся ни с чем тяжёлым, думаю, она смотрит на жизнь нереалистично.

    — Организация «Перспективы» защищает права людей с инвалидностью, в том числе в суде. Вам приходилось заниматься защитой чести и достоинства ваших подопечных?

    В судебном порядке мы именно честь и достоинство пока не защищали. Мы часто защищаем право человека на самоопределение, и оно напрямую связано с понятиями чести и достоинства. В прошлом году у нас был очень интересный проект, профинансированный президентским грантом – правовое просвещение жителей психоневрологических интернатов. Мы встречались с жителями всех восьми ПНИ, которые есть у нас в Петербурге, рассказывали им о законодательстве, регулирующем их права, много времени оставляли на вопросы юристам. Потом мы обработали статистические данные и выяснили, что людей в первую очередь интересовали не качество еды, медицинского обслуживания, их быта в интернате, а возможность свободно выходить за территорию интерната, трудоустройство, возможность решать самим, лечиться или не лечиться, а если лечиться, то как. То есть людей интересуют в основном не имущественные вопросы, а вопросы свободы самоопределения. В этом смысле можно сказать, что мы защищаем честь и достоинство людей, то есть их возможность жить не изолированно, а либо в специализированном учреждении, но свободно, либо в своей квартире с сопровождением.

    — Обыватель может поинтересоваться: кто должен обеспечивать это сопровождение?

    Общество. Сопровождать должны специально обученные люди, а государство должно оплачивать их труд. Сопровождающие могут быть государственными служащими, могут быть сотрудниками негосударственных организаций, коммерческих и некоммерческих.

    — Не выйдет ли это дороже для государства?

    Если мы всех, кто живёт сейчас в ПНИ, поселили бы в городе с сопровождением, и каждый получил бы тот объём сопровождения, который ему нужен (не больше и не меньше), то вышло бы дешевле. В интернатах томится огромное количество людей, которые могут сами себе стирать, готовить еду, сами убирать свои комнаты. Когда это делают за них, это совершенно ненужный им сервис, он как раз и унижает их человеческое достоинство. И там же живут люди, которые самостоятельно не могут выйти на прогулку – либо потому, что у них двигательные проблемы, либо потому, что они могут потеряться.
    Если мы одним дадим больше поддержки, другим – существенно меньше, это выйдет дешевле, чем сейчас на жителей ПНИ тратит государство. Кому-то, может быть, нужно, чтобы к нему раз в неделю приходил социальный работник и помогал заполнять квитанции, подсчитать бюджет – и всё. Так зачем он получает сейчас 24-часовое сопровождение? Вот эта уравниловка очень дорого обходится государству. Сейчас на каждого жителя ПНИ выделяется около 40 тыс. рублей в месяц (это не считая расходов на эксплуатацию зданий). Плюс ПНИ забирает у своего подопечного 75% его личных доходов. То есть вместе это получается уже около 50 тыс. рублей. На эти деньги можно много сделать.

    — Как быть с теми, кто в силу своего состояния не может понять, о чём вы рассказываете?

    Такие люди просто нуждаются в большей поддержке. У каждого человека есть ограничения, и у нас с вами тоже. Например, когда кто-то хочет поменять квартиру, он прибегает к помощи риелтора, когда хочет разобраться в сложной правовой проблеме – к помощи юриста. Точно так же и наши ребята. Просто каждый должен получать столько помощи, сколько ему нужно.

    — А как на эту просветительскую программу реагировали сотрудники ПНИ?

    Очень по-разному. Некоторые были заинтересованы и открыты для общения, некоторые пытались нас всячески ограничивать – иногда нам приходилось прибегать к помощи Комитета по социальной политике Санкт-Петербурга, чтобы вообще попасть в интернат. В данной ситуации, к сожалению, всё зависит от конкретных людей. Степень произвола, бесконтрольности директоров ПНИ такая высокая, что всё зависит от личности директора. Попадётся человек добросовестный, заботящийся о людях – будет хорошо. Попадётся кто-то склонный к злоупотреблениям – у него широчайший спектр возможностей.

    — Можно ли ограничить этот произвол?

    Практики такие есть. Но дело в том, что если директор интерната одновременно и опекун, то он и поставщик социальных услуг, и их получатель. Вот сейчас интернат должен подписывать с кем-то договор на оказание услуг. Директор сам с собой должен подписывать договор в случае недееспособности клиента? Конфликт интересов налицо.
    В большинстве европейских стран такой конфликт интересов запрещён законом. Любому одинокому недееспособному человеку, живущему в учреждении, а не дома, назначается независимый опекун, то есть не принадлежащий к ведомству, к которому относятся интернаты. То есть на опекуна поставщик услуг не может влиять. В такой ситуации человек с правами и полномочиями приходит в интернат и интересуется качеством услуг, получаемых его подопечным – что он ел, гулял ли он сегодня на улице, занимался ли леченой физкультурой, чем он вообще занят в течение дня, что с его пенсией и так далее. И, конечно, администрация учреждения, если она склонна к злоупотреблениям, не может разгуляться.

    — Мы привыкли, что администрация ПНИ имеет возможность по собственному желанию допускать или не допускать кого-то в интернат.

    Это противозаконно. По закону о социальном обслуживании населения администрация интерната обязана обеспечить в дневное и вечернее время в любой день недели доступ к его обитателям не только родственников, но и друзей, знакомых, священнослужителей и так далее. Правда, у администрации есть стабильная отговорка: «Психическое состояние человека не позволяет ему…», — и так далее. Но здравый смысл подсказывает, что это не может продолжаться вечно. Допустим, сегодня состояние человека таково, что ему нельзя выйти самому и нельзя никому посетить его. А завтра? А послезавтра? Тут надо проявлять упорство. Если состояние человека такое постоянно, он должен находиться не в интернате, а в психиатрической больнице.
    Правила посещения в интернате и в психиатрической больнице разные. В больнице врач имеет полномочия ограждать пациента от контактов, которые ухудшают его психическое состояние – на период лечения. Подразумевается, что этот период лечения ограничен. Конечно, тут тоже бывают злоупотребления. Врача никто не контролирует, и он может не пускать посетителей, чтобы они не увидели нарушений прав того, к кому они пришли.

    — После вашей программы у обитателей ПНИ возникали новые конфликты с администрацией?

    Да, были случаи, когда люди начинали качать права и подвергались репрессиям. Мы пытаемся этим людям помочь – мы несём ответственность за то, что как бы спровоцировали эти ситуации. Чтобы защитить тех, чьё положение в результате их активности ухудшилось, мы приходим в интернаты, разговариваем с администрацией, привлекаем юристов, уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге, обращаемся в Комитет по социальной политике. Есть у нас случаи успешные, есть истории, которые ещё продолжаются.

    — В чём причина вашего неуспеха в таких ситуациях?

    Мы не можем доказать, что человека перевели в закрытое отделение или в психиатрическую больницу не в связи с ухудшением его психического состояния, а в порядке репрессии за неудобное поведение. Мы не можем это даже проверить. Это очень сложный вопрос. В тактическом плане наши усилия могут привести к ухудшению положения человека, а в стратегическом плане, когда администрация стоит перед фактом, что жители ПНИ знают о своих правах, она по-другому себя ведёт.

    — Что нужно сделать для того, чтобы отделения перестали делиться на открытые и закрытые? Изменить законодательство?

    Да. Нужно отменить Положение о психоневрологических интернатах 1978 года и инструкцию для психоневрологических интернатов 1981 года, касающуюся лечебного режима. Именно в этих документах предписываются различные виды открытости отделений и ограничения для проживающих в ПНИ в праве выходить за пределы учреждения. Представьте себе, жизнь людей регулируется нормативными актами, выпущенными до появления нынешней конституции Российской Федерации, до ратификации Россией Конвенции о правах инвалидов, до появления закона «О социальном обслуживании населения», закона «О психиатрической помощи», которые прямо запрещают «закрывать» людей за исключением случаев недобровольной госпитализации в психиатрическую больницу по решению суда. То есть эти акты, мягко говоря, замшелые и относятся к советской эпохе, а прямо говоря – противозаконны.

    — После вашей программы кто-то из жителей ПНИ чего-то добился, узнав о своих правах?

    Да, конечно. Есть несколько случаев, когда люди получили квартиры и ушли из интернатов.

    — Некоторые относятся скептически к этой практике, замечая, что жители ПНИ не имеют нужных социальных навыков, а потому полученные ими квартиры могут стать лёгкой добычей аферистов.

    Такое случалось, когда люди получали квартиры в собственность. Но теперь это не так – они получают жильё по договору социального найма. То есть эти квартиры им не принадлежат. Социальные службы должны наблюдать в течение пяти лет, как человек справляется с независимой жизнью, и если он хорошо адаптировался, то получает квартиру в собственность, если нет, то остаётся договор социального найма.

    — Но в ПНИ он не возвращается?

    Принудительно – нет. Вообще по новому Закону о социальном обслуживании населения помещение в ПНИ может быть только добровольным. В прежнем законе была такая норма, что если человек оказался одиноким и беспомощным, то он мог быть помещён в интернат по решению суда.

    — Сейчас много спорят об инклюзии. Как вы считаете, инклюзия должна вводиться постепенно или, наоборот, нужно делать решительные шаги? Многие говорят, что общество не готово…

    Если инвалидов не будет в нашем общем пространстве, мы никогда не научимся с ними общаться. Невозможно сначала научиться плавать, а потом налить в бассейн воду. Другой вопрос, что вхождение инвалидов в общую с другими людьми среду нужно сопровождать. Нельзя просто туда человека бросить, не делая ничего ни для его адаптации к среде, ни для адаптации среды к нему.

    — Но ведь часто обычные граждане воспринимают инклюзию как дополнительную нагрузку, и это вызывает у них протест.

    Им надо объяснить их выгоду, а она огромна. Анна Львовна Битова из московского Центра лечебной педагогики рассказала мне такую историю: один обычный маленький ребёнок, столкнувшись с ребёнком с синдромом Дауна, спросил у взрослых: «А что такое с Васей? Почему он так выглядит?» Ему объясняют: «У Васи вот такие особенности». Он немножко подумал и сказал: «Я ведь тоже особенный – я сосу рукав». То есть если мы учимся принимать особенности других людей, мы лучше принимаем себя. Ведь в каждом из нас есть что-то ненормальное, и эта зона, как правило, связана с очень большим страхом. Если человек принимает себя как целостную личность, его шансы на самореализацию возрастают.
    Кроме того, дети, когда рядом с ними есть люди с особенностями развития, учатся. Если у кого-то более медленный темп, его надо подождать, если он нуждается в какой-то другой поддержке, нужно под него подстроиться – это учит их терпению. Важно, чтобы мы жили в общем пространстве по общим правилам. Но некоторым людям нужны специальные меры, чтобы их жизнь была более-менее сносной. И общество должно принять это как факт.

    — Есть мнение, что боязнь оказаться маргиналом может мотивировать человека на развитие, на работу над собой.

    Если моя особенность не причиняет мне страданий, то зачем с ней бороться? А если человеку самому плохо от чего-то в себе, тогда вне зависимости, принимают его окружающие или нет, он обращается к специалистам.
    Человек должен иметь возможность выбирать. Кто-то хочет учиться в обычной школе, а кто-то в коррекционной. Многие родители «особых» детей выбирают второй вариант, объясняя это тем, что в таких школах более квалифицированный подход к развитию их детей и меньше нагрузка на их психику. Кто-то не хочет выходить в это общее пространство, ведь оно достаточно сложное. Не все взрослые жители интернатов хотят оттуда выйти, многие боятся. Но у людей должен быть выбор.


    ИГОРЬ ЛУНЕВ
    on 03.09.2015 at 11:53
    [свернуть]
    Последний раз редактировалось Елена; 15.09.2015 в 17:46.

  11. #11
    Модератор Аватар для Елена
    Имя
    Елена
    Регистрация
    25.01.2014
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    7,601
    Записей в дневнике
    56
    Пол.оценки/Отр.оценки
    Получено: 7,649/9
    Присвоено: 6,691/6

    0 Недоступно! Недоступно!
    Читать здесь:

    Это монополия государства на личность.

    Говорит председатель правления Центра лечебной педагогики Роман Дименштейн


    03.10.2015, 10:58В осеннюю сессию Госдума рассмотрит законопроект о распределенной опеке для людей с ментальными расстройствами. Председатель правления Центра лечебной педагогики (ЦЛП) Роман Дименштейн рассказал Ольге Алленовой, почему считает этот законопроект революционным.

    Сенаторы внесли в Госдуму законопроект, повышающий гарантии реализации прав и свобод недееспособных и не полностью дееспособных граждан. Вы в подготовке этого законопроекта активно участвовали. Что изменится в жизни людей с ментальными нарушениями, если закон будет принят?

    Я думаю, он им очень поможет. Когда мы делали этот законопроект, то имели в виду прежде всего три ситуации, с которыми чаще всего сталкиваются люди с ментальной инвалидностью. Ситуация номер один. Родители чувствуют, что теряют силы и здоровье и в любой момент могут уйти из жизни. Или окажутся в состоянии, когда не смогут больше ухаживать за своим ребенком. А у него ментальные нарушения, но он учился, в него вложено много сил, он работает в мастерской, его жизнь размеренна и ему понятна. И вдруг в один момент эта его жизнь может кончиться, и его отвезут в психоневрологический интернат (ПНИ). И родители спрашивают: «Неужели ничего нельзя сделать? Есть какая-то альтернатива этому ужасу?»
    Сейчас система опеки устроена очень грубо. Если нет физического лица, которое всю опеку полностью берет на себя, то дальше — только интернат. Такая «форма помощи» является совершенно недостаточной. Нас интересуют такие формы помощи, которые позволили бы человеку остаться там, где он живет, выстроить для него сопровождение, найти ему, может быть, несколько опекунов, которые отвечают за разные сферы его жизни, притом что сам он может жить дома, автономно или с чьей-то поддержкой. И наш законопроект как раз и дает правовой инструментарий, который позволил бы такому человеку остаться дома после того, как его родные уже не смогут продолжать его сопровождение.

    То есть человек с синдромом Дауна, потерявший мать, может остаться дома, а не окажется в ПНИ?

    Да! Почему попадают в ПНИ взрослые люди, которые жили в семье? Потому что их родители-опекуны перестают справляться. Или родители уходят из жизни. Но если появится несколько «частичных» опекунов, которые будут контролировать разные сферы жизни человека, например проживание, медицину, образование, досуг, покупки, то человек уже не попадет в ПНИ, даже если останется один. Вот частая ситуация: никто из знакомых, родных не готов полностью взять на себя опеку, но у них есть разные возможности участвовать в судьбе этого человека. Кто-то может оплачивать сопровождение — а у людей с ментальными нарушениями разный потенциал, кому-то нужно сопровождение на сутки, а кому-то — на несколько часов в день. Кто-то может раз в месяц отвести человека в поликлинику, кто-то — пойти с ним в бассейн. В нашем законопроекте четко регламентируется, каким образом опекуны должны координировать свои усилия по сопровождению человека.

    Далее. Ситуация номер два. Человек все-таки попал в психоневрологический интернат. Как ему выжить в интернате? Как сделать, чтобы имеющиеся родственники, друзья, специалисты, те, кто занимался с ним долгие годы, имели возможность человека навещать? Сегодня, если человек лишен дееспособности и живет в интернате, к нему могут допустить только близких родственников. Ни друзья, ни специалисты, ни другие родственники уже не имеют к нему никакого отношения. А как бывает в жизни? У молодого человека не стало родителей. Но осталась тетя. Или крестный, который принимает участие в его жизни. И вдруг ни тетя, ни крестный к этому парню попасть не могут, потому что жизнью его распоряжается администрация ПНИ. Сейчас мы имеем ситуацию тотального разрушения родственных и всех прочих социальных связей в системе ПНИ.

    Изменить это положение могут внешние, «частичные» опекуны. Это не волонтеры, которых могут выгнать в любой момент, это люди с серьезным статусом. Что это за статус? Сегодня, если человек лишен дееспособности и живет в интернате, его опекуном является руководство ПНИ, которое несет за него ответственность и на этом основании все за него решает. Это монополия государства на личность. Потому что ПНИ определяет все аспекты жизни недееспособного гражданина: ПНИ может не оказывать ему никаких услуг, запереть его в палате и не позволять выходить на улицу. И до сих пор не было ничего, что могло бы эту монополию разрушить. Наш законопроект предлагает разделить эту ответственность на несколько частей. У недееспособного человека в ПНИ теперь может появиться сразу несколько опекунов. Один опекун занимается его состоянием здоровья, водит его к врачу например. Другой — образованием. Третий — досугом. Таким образом, «частичный» опекун может влиять на жизнь своего подопечного и в то же время быть внешним контролером, который не допустит, чтобы в ПНИ нарушались права опекаемого.

    И наконец, третья ситуация — как человеку, оказавшемуся в ПНИ, выйти оттуда в нормальную жизнь. Согласно нормам Гражданского кодекса об ограниченной дееспособности, которые вступили в силу весной этого года, ПНИ — как опекун — должен повышать интегративный потенциал человека, который в нем живет. Повышать его социализацию. Должен выводить человека на качественно иной уровень жизни. Многие недееспособные люди в результате такой социализации могут повысить статус до ограниченной дееспособности или вернуть себе дееспособность. И именно это и должно происходить в ПНИ. Но сейчас такие задачи интернат даже не ставит, и, что там происходит, не контролируется никем.
    А наш законопроект предполагает, что внешний опекун сможет контролировать качество оказания реабилитационных и прочих услуг в ПНИ. Вот пришел он в интернат и смотрит: а почему его подопечный не ездит в школу или колледж? Почему ему не оказывается реабилитационная помощь? Почему он много лет недееспособен, почему ему не вернули дееспособность? Может быть, с ним мало занимаются? Не уделяют ему внимания?

    И руководство интерната обязано будет к внешнему опекуну прислушиваться?

    Конечно. Руководство интерната и внешний опекун в этой ситуации равны. И если внешний опекун, отвечающий за образование подопечного, видит возможность для его обучения, то он добивается, чтобы человек это обучение получал. И руководство ПНИ не сможет проигнорировать это требование.

    Вы говорите о множественной опеке. А если опекун, отвечающий за образование своего подопечного, пришел к нему в ПНИ, чтобы прочитать ему книгу, и видит, что человек лежит в кровати, напичканный психотропными препаратами? Какие полномочия есть у этого опекуна? Ведь он занимается только образованием, а не медициной.

    Во-первых, он сможет увидеть своего подопечного и увидеть, что с ним что-то не так: сотрудники ПНИ не могут отказать внешнему опекуну во встрече с его подопечным, потому что он законный представитель этого человека. Это очень важная деталь — внешний опекун не работает в ПНИ, не живет там, он человек со стороны, и если до сих пор он не имел права войти на территорию интерната, то наш законопроект дает ему это право. Потом он может пойти к директору и как опекун с опекуном поговорить о том, что в последнее время опекаемый плохо выглядит, ведет себя странно, и есть повод для беспокойства.

    Во-вторых, у «частичного» опекуна абсолютно те же полномочия, что и у обычного опекуна. Даже если у человека есть только один внешний опекун, который занимается преимущественно его образованием, в случае необходимости он вполне сможет представлять своего подопечного в других сферах. Например, написать от его имени обращение в прокуратуру, в органы опеки, в СМИ. И как законный представитель он поможет своему подопечному отказаться от приема медицинских препаратов, причиняющих ему дискомфорт.

    Итак, наш законопроект помогает решить три важнейшие задачи: как человеку остаться дома и не попасть в ПНИ; как сделать его жизнь в ПНИ более безопасной и комфортной; как выйти из ПНИ в обычную жизнь.

    Кто может стать внешним опекуном?

    Любой человек, который видит, что мог бы определенным образом помочь живущему в ПНИ недееспособному человеку: рисовать с ним, гулять, ходить в театр либо подобрать ему нормальные очки или качественный слуховой аппарат. Для этого достаточно желания потенциального опекуна и его подопечного. А органы опеки должны это зафиксировать. И тогда у «частичного» опекуна будут те же права и обязанности, что и у обычного.
    Очень важно, что частичным опекуном может быть не только физическое лицо, но и некоммерческая организация, например родительская. Такая организация имеет больше ресурсов, и она напрямую заинтересована в том, чтобы государство не нарушало права людей в психоневрологических интернатах, психиатрических больницах.

    Вы ведь еще участвуете в работе над законопроектом о пациентской службе. Он тоже имеет отношение к людям с ментальной инвалидностью?

    Да, самое прямое, и он тесно примыкает к недавно внесенному законопроекту. Более двух лет в рамках рабочей группы сенатора Константина Добрынина мы занимались разработкой системы норм, призванных облегчить жизнь людей в психоневрологических интернатах. Это своего рода правовой конструктор, состоящий из многих элементов. Диверсификация опеки — один из элементов этого правового конструктора. Другой элемент — нормы ГК об ограниченной дееспособности для лиц с психическими расстройствами, они были приняты еще в 2012 году, а вступили в силу только в марте этого года. Между полной недееспособностью и полной дееспособностью — пропасть. Когда с человеком занимаются и разумно его сопровождают, степень его дееспособности может возрастать, может изменяться в лучшую сторону. Но перепрыгнуть эту пропасть могли очень немногие. Институт ограниченной дееспособности создает ступеньки, по которым можно стремиться к максимальной правоспособности. С другой стороны, новые нормы Гражданского кодекса обязывают опекуна недееспособного гражданина (например, руководство ПНИ) узнавать и учитывать мнение подопечного во всех сферах его жизни. То есть проживающего в ПНИ недееспособного человека обязаны спрашивать, что он хочет на обед, пойдет ли он гулять, хочет ли он спать в обед или читать книгу, будет ли он принимать таблетки. И в случае проверки руководство ПНИ обязано будет доказать, что оно выясняло и учло мнение этого человека. И если директора спросят, почему человек не хочет оставаться в ПНИ, а в документах написано, что хочет, ему придется это объяснить.

    Поправки в Гражданский кодекс были первой большой инициативой нашей рабочей группы. Вторая — закон о распределенной опеке. И в нем уточняется одна из статей, которая уже больше 20 лет лежит мертвым грузом в законе о психиатрической помощи, статья 38. Эта статья предполагает создание независимой службы защиты прав пациентов психиатрических стационаров. То есть задумана такая служба была очень давно и за все эти годы не была реализована. Мы уточнили эту статью так, чтобы она касалась и проживающих в психоневрологических интернатах граждан.
    Параллельно с этим в совете Ольги Голодец по вопросам попечительства в социальной сфере идет работа над реформой интернатов. И после анализа ситуации она пришла к выводу, что нужно делать отдельный федеральный закон, и поручила это Минздраву и другим ведомствам. Служба защиты прав пациентов помогает наладить взаимодействие между администрацией и пациентом больницы или проживающим в ПНИ, она работает медиатором внутри учреждения. На Западе такие службы есть давно и повсюду, и вследствие работы такой службы у них стало гораздо меньше жалоб на нарушения прав человека в интернатах. Когда выяснилось, что рабочая группа Добрынина, со своей стороны, прорабатывает ту же тему, нас тоже подключили к этой работе.

    Экономические ведомства сразу предупредили, что у правительства на такую службу денег нет. Мы пытались вписать ее в систему уполномоченного по правам человека, но там не срослось. И сейчас в работе предложение о создании государственной службы, которая целиком опирается на НКО. Идея такая: не давайте нам денег, а делегируйте нам государственные полномочия.

    А кто будет финансировать работу пациентской службы? НКО?

    Скорее всего, это будут волонтерские усилия. Кто-то найдет на это грант, кто-то будет бесплатно ходить в интернат. Вот смотрите, в Звенигородском ПНИ работают волонтеры, сестричество. Если представителем пациентской службы в Звенигороде назначат кого-то из этих сестер милосердия, у них появятся полномочия — они смогут туда прийти в любое время, в любое помещение, туда, где будут проблемы. И потом, мы очень надеемся, что в этой деятельности примет серьезное системное участие РПЦ. Мы видим, как оживают приходы, в которых начинается реальная социальная работа, благотворительность. Церковь — это самая большая сетевая структура, она может потенциально закрыть основные потребности в социальной помощи.
    Вообще, если этот законопроект о пациентской службе получится, будет прецедент, как государственная служба полностью опирается на НКО.

    Как правовая группа ЦЛП включилась во все эти законотворческие процессы?

    ЦЛП оказывает помощь семьям, имеющим детей с инвалидностью и нарушениями развития: консультирует родителей, оказывает педагогические, психологические и реабилитационные услуги детям. Мы сотрудничаем с родительскими организациями. И вышло, что в этом общении с родительским сообществом мы накопили много знаний о том, чего не хватает таким семьям для полноценной жизни в обществе.

    Правовая группа центра стала формулировать законодательные предложения, и на каком-то витке наши наработки были очень тепло приняты в Совете федерации. Мы начали систематически работать над законодательными поправками в рабочей группе сенатора Константина Добрынина. Около полутора лет назад подготовленный законопроект был передан на отзыв в правительство. Министерства и ведомства отнеслись к нему очень хладнокровно. Но Ольга Голодец увидела его место в рамках преобразований, которые обсуждались в совете по вопросам попечительства в социальной сфере. Как раз в это время развивался скандал с Звенигородским ПНИ, и на одном из заседаний совета законопроект был рассмотрен, а вскоре Ольга Голодец договорилась с Константином Добрыниным о создании объединенной группы по доработке законопроекта, поэтому на завершающем этапе в работе активно принимали участие представители министерств и ведомств. Работа была серьезная.

    Законопроект о распределенной опеке очень долго согласовывали. Закон об ограниченной дееспособности прошел довольно быстро в 2012 году, но с отсрочкой вступления в силу до 2015-го. У вас нет ощущения, что система не хочет всех этих перемен?

    Система — это не единый организм. В ней очень много разных элементов. Консервативные элементы действительно сильны, но есть реальность: многие психиатры и многие судьи говорили про то, что двух градаций недостаточно. Отсрочка была дана для того, чтобы психиатры разработали концепцию и предложили критерии установления ограниченной дееспособности.
    Вопрос установления степени дееспособности по Гражданскому кодексу — это вопрос двух базовых способностей: в какой степени понимает человек значение своих действий и в какой степени может ими руководить? Но по большому счету такие вопросы все-таки лежат в сфере психологического знания. От психиатров мы ожидаем понимания, как болезнь влияет на эти способности, но именно психологи будут изучать, в какой степени человек может распоряжаться собой, своими вещами, как он в разных ситуациях будет проявлять свои способности. И это изучение, то есть экспертиза, должна проводиться не в критической для человека ситуации, а в обычной жизни, то есть не в условиях стационарных палат, когда человек заперт на месяц в психиатрическую больницу (как это происходит сейчас), а в естественных условиях его жизни, у него дома.
    Экспертиза должна быть существенно изменена. В качестве первого шага мы предложили при установлении степени дееспособности использовать комплексную психолого-психиатрическую экспертизу. Такая экспертиза есть в арсенале экспертных учреждений. Но используется она чаще не в гражданских, а в уголовных процессах. Центр Сербского с нами пока не согласен, но мы рассчитываем со временем убедить их в том, что современная экспертиза — это тонкий процесс, в котором участие психолога понадобится обязательно.

    С чиновниками — другая история. Внутри министерств нет четкого внутреннего взаимодействия. Мы согласовывали наш законопроект сначала с одним департаментом, потом приходилось заново согласовывать его с другим. Вообще законопроекты могут ходить по кругу долго. И нужно чудо, чтобы этот процесс завершился. Но, впрочем, без чуда ничего сделать и нельзя.

    Есть еще третий элемент системы — люди, непосредственно заинтересованные в том, чтобы такой закон не получился. Смотрите, есть интернат, на который государство тратит огромные деньги, а есть система сопровождения для людей с ментальными нарушениями, которые могут жить самостоятельно при небольшой государственной поддержке. Второй вариант менее дорогой и более выгоден государству. Но, чтобы появилась инфраструктура, нужно потратить на нее деньги. Денег нет лишних, но они есть в системе ПНИ. Их могут оттуда взять и пустить на создание системы сопровождаемого проживания. В бизнесе это называется переделом собственности. И люди, которые заинтересованы в том, чтобы деньги получали ПНИ, просто так не сдадутся. Здесь можно сколько угодно апеллировать и к здравому смыслу, и к жестокости происходящего в этих ПНИ. Это ключевой вопрос борьбы — государственные деньги идут на ПНИ или на сопровождаемое проживание.

    "Коммерсантъ" от 03.10.2015, 10:58


    [свернуть]
    Последний раз редактировалось Елена; 06.10.2015 в 20:21.

  12. #12
    Местный Аватар для Swetlaia
    Регистрация
    19.01.2014
    Сообщений
    8,847
    Пол.оценки/Отр.оценки
    Получено: 7,706/9
    Присвоено: 4,894/1

    0 Недоступно! Недоступно!
    https://www.miloserdie.ru/article/ka...t-problema-18/
    Как инвалиду не попасть в интернат: Проблема 18+

    Скрытый текст

    Что ждет особых людей, когда они вырастут? Родители малышей об этом стараются не думать, они слишком заняты – лечением, реабилитацией, обучением

    На Первом съезде семей, воспитывающих детей-инвалидов и инвалидов с детства, который состоялся недавно в Москве, в секцию «18+» записались те, у кого дети уже выросли. Среди докладчиков был заместитель председателя ассоциации родителей детей инвалидов «Свет» Юрий Кац, он приехал из Владимира, по просьбе организаторов московского родительского съезда, чтобы поделиться опытом.
    Хочется, чтобы у них была человеческая жизнь

    «В секции “18+” нет готовых ответов. Нам хочется, чтобы ребята были заняты, чтобы они учились, дружили, общались, чтобы у них была какая-то человеческая жизнь. Проще всего было бы организовать им досуг. Но у взрослого человека не может быть один только досуг, он должен быть занят чем-то полезным, чувствовать, что он нужен людям», – сказала Светлана Бейлезон, руководитель секции «18+» на открытии съезда.
    Что будет с особыми детьми после смерти родителей? 10 лет назад в России ответа на этот вопрос не было. Сейчас по всей стране работают небольшие проекты, помогающие взрослым людям с ментальными нарушениями найти свое место в обществе. Это – капли в море, но именно в них – будущее особых детей и надежда их родителей.
    Интернат – не решение проблем. Человеку, выросшему дома, в интернате будет тяжело, как тяжело было бы там любому из нас.
    «Интернат хуже тюрьмы. Человек, попавший в интернат, не знает, за что он туда попал, но знает, что это – на всю жизнь», – сказал отец особого взрослого.
    Массовой альтернативы интернатам пока нет, но есть отдельные проекты в Москве и регионах, которые внушают надежду и показывают, каким может быть будущее особых взрослых.
    Особые люди в каком-то смысле остаются детьми, им всю жизнь нужна будет поддержка и сопровождение. Но, как любому взрослому человеку, особым взрослым нужны не только досуг и лечение, но и общение, социальные связи и работа.
    Владимир: Квартира вместо интерната

    Ассоциация родителей детей-инвалидов «Свет» существует во Владимире 20 лет.
    Этой организации удалось включить в областное законодательство два очень важных закона, которые сократили в регионе количество людей, попавших в интернат.
    О том, как во Владимире родители организовали для взрослых особых детей сопровождаемое проживание, рассказал заместитель председателя организации «Свет» Юрий Михайлович Кац:
    – У каждого человека, здорового или с инвалидностью, жизнь делится на три блока:
    – семья/проживание,
    – труд/занятость,
    – отдых/развлечения,
    без любого из этих блоков жизнь будет неполноценной.
    Есть богатые люди, которые создают своему ребенку с инвалидностью шикарные условия, но все равно – это клетка, хотя и золотая.
    Для того, чтобы наладить особым людям полноценную жизнь, родители из Владимира придумали и запустили 40 программ для детей и взрослых с различными нарушениями.
    Самая важная задача – подготовить особого человека к самостоятельной жизни. Родители пробовали для своих детей разные варианты – самостоятельное проживание, поддерживающее проживание, вариант к которому пришли в итоге – сопровождаемое проживание.
    Прежде чем молодой человек с ментальными нарушениями сможет присоединиться к такой программе, нужно обучить его навыкам самостоятельной жизни. Ассоциация «Свет» работает с людьми, у которых самые разные нарушения, в том числе и тяжелые – кто-то не умел сам есть, кто-то не мог застегнуть пуговицы, многие из них считались необучаемыми, но это не так. Для их обучения есть программы. «Кулинария» учит готовить, начиная с азов, бутербродов на завтрак, и постепенно доходя до изысков, вроде мяса по-французски. «Домоводство» – обучает уборке и стирке.
    «Как можно больше самостоятельности! Но есть один нюанс. Наши ребята всегда будут нуждаться в сопровождении. Вопрос – насколько большое это сопровождение. Чем больше навыков освоят наши дети, тем легче добиться у государства поддержки на их сопровождение», – утверждает Юрий Кац.
    «Школа жизни» – почти как космонавты

    Самую главную программу назвали «Школа жизни». Через 10 лет ее работы наступил решающий этап, сравнимый с выходом в открытый космос, учебное проживание. Двое молодых людей в отдельной квартире провели два дня. Под наблюдением педагога они делали все сами. Педагог с ребятами постоянно, он сутки работает, трое дома.
    Учебную квартиру ассоциации подарил владимирский предприниматель, оборудовать ее помогли спонсоры и областная администрация. Пройдя несколько пробных курсов – двухдневных и недельных и, наконец, месячных, особые люди готовы к самостоятельной жизни, то есть постоянному сопровождаемому проживанию.
    «Не все способны прожить с сопровождением целый месяц. Мы жестких задач не ставим. Сколько сможет, сколько потянет, столько и проживет. Иногда мы с родителями считаем, что этот ребенок больше трех дней не выдержит, а у него – пошло, прожил целый месяц и говорит: «Мне тут хорошо, я здесь останусь».
    Как мы купили квартиру

    О квартире, которую придумали и создали родители для постоянного проживания подросших особых детей, много писали в СМИ. В покупку квартиры родители вложили свои средства. Пока такая квартира в городе – единственная, кроме нее есть еще загородный дом, но он устроен немного иначе.
    «Мы решили показать пример государству и сами взялись построить такую квартиру», – рассказывает Юрий Кац.
    Квартира большая, 177 кв. метров, находится она на первом этаже нового дома. Изначально, как во многих новостройках, это помещение планировалось под офис, но офисных покупателей не нашлось. Узнав о нуждах особых родителей, застройщик пошел на уступки, а город бесплатно перевел помещение из нежилого фонда в жилой, что тоже стоит немалых денег. Так, по стечению нескольких счастливых обстоятельств особые взрослые стали владельцами удобной квартиры с отдельным входом. В уставных документах этот объект называется просто Дом.
    Юридический аспект

    Родители заключают с организацией АРДИ «Свет» договор о проживании. Но как обезопасить особых людей после смерти их родителей? Этот вопрос тоже продуман.
    Квартира куплена родителями вскладчину, каждый купил часть квартиры и подарил ее организации, договор дарения оформлен с целевым назначением «Для организации сопровождаемого проживания». Что это дает? Эта квартира всегда будет квартирой сопровождаемого проживания. Использовать подарок можно только по назначению. Если после смерти дарителя условия будут нарушены, то его наследники смогут отозвать дар.
    А что если особый человек захочет уйти «в свободное плавание»? В договоре проживания есть положение о Доме, в котором сказано, что любой проживающий может оттуда выбыть:

    1. в случае смерти,
    2. на время болезни, на лечение в медицинское учреждение (психоневрологический интернат лечебным учреждением не является).

    Проживающий может также уйти из дома по собственному желанию. Но для этого нужно выполнить определенные условия: единогласное решение всех проживающих в Доме (5 человек), единогласное решение членов совета АРДИ «Свет» (7 человек) и согласие всех членов наблюдательного совета Дома (от каждого проживающего – по два человека, которых назначили родители). Итого: 22 подписи.
    Как все устроено

    Квартира рассчитана на 5 человек. Именно в такой малой группе, как утверждают специалисты, люди не делятся на подгруппы и могут жить, не как соседи по общежитию, а как добрые родственники.
    5 комнат для проживания, комната для педагога сопровождения, большая кухня-гостиная, «постирочная», кладовка и 4 санитарных комнаты. Почему так много? В обычной, даже многодетной семье, графики у членов семьи разные, в школу, в садик в офис кому-то нужно раньше, кому-то позже. А в квартире-коммуне все уходят на занятия одновременно. Система, которую придумали родители, работает так, что особые люди целый день заняты, труд и отдых в их жизни чередуются.
    Сколько это стоит?

    По данным министерства труда и соцзащиты, в разных регионах затраты на одного человека в психоневрологическом интернате составляют от 40000 до110000 рублей в месяц. Сопровождаемое проживание по модели, предложенной АРДИ «Свет», предусматривает затраты только на оплату педагогов, их пять человек, работают посменно, зарплата 15000-16000 рублей. Сами ребята живут на свои пенсии и на то, что зарабатывают продажей изделий, созданных в мастерских, коммунальные услуги тоже оплачивают сами.
    Где взять деньги?

    Но купить квартиру – полдела. Где взять деньги на оплату труда сопровождающих специалистов? У государства есть деньги на проживание инвалидов, но это проживание – в интернате. Что же делать? Владимирские родители разработали два документа и предложили их областной администрации:
    «Постановление губернатора о приемной семье для людей пожилого возраста и инвалидов»
    В документе говорится и о выплате вознаграждения семье, которая берет на себя заботу о взрослом инвалиде.
    Второй документ, который был принят усилиями родителей во Владимирской области – «О вознаграждении опекунам недееспособных граждан старше 18 лет».
    Суть предложения в том, чтобы оказывать ежемесячную финансовую поддержку тем, кто помогает обслуживать людей с умственными и психофизическими нарушениями.
    «За принятие этих документов мы долго бились, но сегодня чиновники нас благодарят. Почему? Очередь в психоневрологический интернат несмотря на ужасные условия – 400 человек. За 2014 год (первый год действия новых документов) более 100 человек и не попали в психоневрологический интернат, а были приняты в приемную семью или под возмездное опекунство», – рассказывает Юрий Кац.
    Системного решения для проблемы 18+ в России пока не существует. «Что будет с моим ребенком, когда я умру?» – на этот вопрос особых родителей пока нет ответа. Для родителей малышей эти проблемы пока в отдаленном будущем. Но есть надежда, что к тому времени, когда они подрастут, у проблемы 18+ в России уже будет системное решение. Проект, который передумали для своих детей родители из Владимира, помогает заглянуть в возможное будущее.
    [свернуть]
    "Мне не нравятся люди, которые считают себя пророками и думают, что в состоянии научить других, как жить. " (С) В.Цой

  13. #13
    Модератор Аватар для Елена
    Имя
    Елена
    Регистрация
    25.01.2014
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    7,601
    Записей в дневнике
    56
    Пол.оценки/Отр.оценки
    Получено: 7,649/9
    Присвоено: 6,691/6

    0 Недоступно! Недоступно!

  14. #14
    Модератор Аватар для Елена
    Имя
    Елена
    Регистрация
    25.01.2014
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    7,601
    Записей в дневнике
    56
    Пол.оценки/Отр.оценки
    Получено: 7,649/9
    Присвоено: 6,691/6

    0 Недоступно! Недоступно!
    Посмотрите документальный фильм Елены Погребижской "Васька", не пожалеете. Он замечательный и правдивый. О жизни человека, вырвавшегося из системы ПНИ, которая как спрут держит и не отпускает никого в нормальную достойную жизнь. Василию повезло, он встретил добрых и не равнодушных людей на своём пути. Но сколько таких, кто так и не вырвался из объятий спрута... Создатель фильма не может его продвинуть на ТВ, она не продюсер, просит помощи в сборе средств на эти цели:


  15. #15
    Модератор Аватар для Елена
    Имя
    Елена
    Регистрация
    25.01.2014
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    7,601
    Записей в дневнике
    56
    Пол.оценки/Отр.оценки
    Получено: 7,649/9
    Присвоено: 6,691/6

    0 Недоступно! Недоступно!

  16. #16
    Модератор Аватар для Елена
    Имя
    Елена
    Регистрация
    25.01.2014
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    7,601
    Записей в дневнике
    56
    Пол.оценки/Отр.оценки
    Получено: 7,649/9
    Присвоено: 6,691/6

    0 Недоступно! Недоступно!
    Продолжение. Отсюда:

    "АКЦИЯ-ИНФОРМАЦИЯ

    Итак, поговорим сегодня об условиях проживания в психоневрологических интернатах (ПНИ). В них есть три типа отделений: карантинные, общесоматические и отделения "милосердия".

    В карантинные отделения поступают "свежеприбывшие" жители, где их будут содержать в полной изоляции от 10 до 30 дней. Во время карантинной изоляции посещения родственниками запрещены. Что за это время может произойти с человеком - выводы делайте сами.
    Войдя в ПНИ, по крайней мере, московские и подмосковные, вы увидите хорошо сделанный ремонт, дорогую мебель, цветы в кадках. И почти полное отсутствие людей. То же и на территории. Почему так? Потому что люди сидят закрытыми в отделениях. Иметь "свободный выход" в ПНИ не означает, что человек в любое время может выйти в город, например, в магазин. "Свободный выход" - это всего лишь возможность более-менее свободно передвигаться по территории интерната. У большинства жителей ПНИ "свободного выхода" нет. Т.е. ВСЯ ЖИЗНЬ проходит в палате, в коридоре отделения и в маленьком холле перед телевизором.

    Особенно это касается отделений "милосердия" (для тех, кто не может передвигаться или утратил способность к самообслуживанию). В таких отделениях в палатах находится всего по 3-4 человека, но палаты не проветриваются, окна, как правило, вообще невозможно открыть. С ними никто не гуляет, если у них нет добрых родственников, которые выведут или вывезут инвалида на прогулку. Подъемники не работают, или ключи от них находятся у охраны, и любой запуск подъемника превращается в целую командную операцию. Пандусы есть, но как людям туда добраться, если отделения закрыты на ключ, а инвалидов на колясках никто не вывозит? В отделениях "милосердия" живут примерно по 50 человек.

    Общесоматические отделения гораздо больше, до 300 человек в отделении, по 70-100 на этаже. Многим не разрешается ходить по территории интерната. Некоторые выходят на улицу только в маленький огороженный загончик, пару раз в день и под присмотром персонала. В этих отделениях большая скученность в палатах: 6-10 человек в одной комнате. Окна не открываются. Верхние фрамуги не предусмотрены. Можно иметь тумбочку и небольшое количество личных вещей, которые подвергаются регулярному досмотру. Если человек плохо ориентирован, то личных вещей у него и нет вовсе, потому что при стирке все вещи персоналом сваливаются в одну кучу, а потом уж, кому что достанется. То же касается и самого интимного, т.е. нижнего белья.
    Туалетные кабины во всех отделениях открыты. Все нужды справляются публично. В отделениях есть душевые. "Баню", т.е. помывку, в которой людям помогает персонал, устраивают раз в неделю. В остальное время, если не справляешься сам, то ходишь грязным.
    Ходить в гости в другие отделения нельзя. Т.е. бывает так, что люди живут в одном интернате, но вообще не видят друг друга.

    Еще есть четвертый тип отделений, которые не существуют в документах. Это печально известные "закрытки". Но про них в другой раз."
    Последний раз редактировалось Елена; 17.03.2016 в 01:00.

  17. #17
    Местный
    Регистрация
    19.01.2014
    Сообщений
    1,578
    Пол.оценки/Отр.оценки
    Получено: 2,008/3
    Присвоено: 3,252/2

    0 Недоступно! Недоступно!
    Цитата Сообщение от Елена Посмотреть сообщение
    "Свободный выход" - это всего лишь возможность более-менее свободно передвигаться по территории интерната. У большинства жителей ПНИ "свободного выхода" нет.
    В нашем ПНИ в сохранных группах разрешается свободное перемещение по территории,но среди нет с синдромом.Трудотерапия охватывает чуть больше трети,также нет с синдромом.
    Почему?Дома мы не держим под замком,запретов на выход нет.Конечно,чтобы заниматься трудотерапией с нашими,надо все подробно объяснять,но на то она и трудотерапия.
    240раб. ставки на 320 пациентов,при этом обслуживающий персонал на этаж 1-2 человека.
    Последний раз редактировалось ОльгаВл; 18.03.2016 в 19:56.

  18. #18
    Модератор Аватар для Елена
    Имя
    Елена
    Регистрация
    25.01.2014
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    7,601
    Записей в дневнике
    56
    Пол.оценки/Отр.оценки
    Получено: 7,649/9
    Присвоено: 6,691/6

    0 Недоступно! Недоступно!
    Здесь пишу, что начало АКЦИИ-ИНФОРМАЦИИ по содержанию людей в ПНИ в теме о Льготах, пенсиях, пособиях.

    К тому же почитала в ФБ переписку автора поста и волонтёра из ПНИ. Насколько разное у людей понимание того, что есть права человека согласно Конституции РФ и Конвенции о правах инвалида. У волонтёра какая-то установка в мозгу, что люди в ПНИ - особые. Что надо исходить из реалий, а не менять их. Как-то так я всё поняла... Автор постов всё хочет снести до основанья, а затем. Создать альтернативы мест проживания для ментальных и прочих инвалидов. У обеих есть опыт посещений ПНИ, и, видать, немаленький.
    Последний раз редактировалось Елена; 18.03.2016 в 20:56.

  19. #19
    Модератор Аватар для Елена
    Имя
    Елена
    Регистрация
    25.01.2014
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    7,601
    Записей в дневнике
    56
    Пол.оценки/Отр.оценки
    Получено: 7,649/9
    Присвоено: 6,691/6

    0 Недоступно! Недоступно!
    Продолжение. Отсюда:

    Stop ПНИ

    Сегодня обывательски и очень доступно попробую объяснить, почему в ПНИ стоят огромные очереди из родственников, готовых отдать своего близкого в эти жуткие учреждения.Почему важно заострить на этом внимание: очередь в Пни используется защитниками этой бесчеловечной системы, как очень весомый аргумент в их пользу. Ты кричишь им: "Пни - это гетто! Надо их расселять!", а тебе в ответ, глядя нагло в глаза:"А почему тогда очередь? Видите, все к нам хотят!"

    На самом деле причин очереди несколько, о них мы еще будем писать отдельные посты. Остановлюсь сегодня на одной: на отсутствие альтернативы. На 100%-ом отсутствии альтернативы!
    Даже очень благополучные семьи с невероятной любовью к своему ребенку отдают в ПНИ: у них просто нет другого выхода!!!

    Любая семья, рожая ребенка, ожидает некий такой стандартный порядок вещей, которые будут с ними и с их чадом происходить: малыш у мамы на руках, садик, школа, секции по интересам, профессиональное учебное заведение, выход ребенка в самостоятельную жизнь, работа, своя семья, появление внуков, забота со стороны детей и внуков о старшем поколении и т.д.

    В семье, в которой появился особый ребенок все сбивается: малыш у мамы на руках, в садик не берут - малыш дома с мамой, в школу не берут - ребенок на надомном обучении с мамой или бабушкой, секций просто нет - ребенок дома опять с мамой, а дальше вакуум. Для взрослых инвалидов (это, так на минуточку, после 18 лет) вообще ничего не предусмотрено в части обучения и досуга. Особый человек часто не может стать полностью самостоятельным, ему нужна поддержка до конца жизни. Поэтому, он всегда только дома и только с кем-то.

    Т.е. если семья с обычным ребенком немного "вздыхает" уже на этапе, когда ребенок пошел в среднюю школу, то семья с особым ребенком не имеет такой возможности. Один из родителей вплотную занимается своим особым ребенком до конца жизни: организовывает обучение, досуг, отдых, лечение и т.д.
    Чтобы в такой ситуации семья с особым ребенком могла вести обычный образ жизни, об этом не может быть и речи:

    1) Это тяжело финансово. Если родителям не все равно, то буквально за все они будут платить из своего кармана: няня, дефектологи, отдых, организация досуга. Еще раз подчеркну: ребенок "не вырастает". Один из родителей естественно теряет возможность работать и зарабатывать.

    2) В зависимости от тяжести проблемы со здоровьем, со временем это становится тяжело физически. Поднят и перевёрнуто ребенка женщина еще может, а вот каждый день обслужить лежачего взрослого способен физически не каждый мужчина. Это как один из очевидных примеров. Городская среда полностью недоступна.

    3) Это тяжело морально. Всю жизнь родители или, как часто бывает, один родитель, бьется как рыба об лед без особого результата. Везде отторжение и сегрегация, инфраструктурные и эмоциональные барьеры.

    Такое может выдержать не каждый и инвалиды все разной степени тяжести.
    Пока родители молодые, справляются лучше. А дальше что, а дальше - старость: родители стареют, а "ребенок не вырастает", очень сложно. На пенсию няню с не наймешь...
    Отдают в ПНИ.

    А дальше вообще классика жанра попадания "семейного" инвалида в Пню: родители/ль умер или сам стал недееспособным. Родственники не готовы возится, а часто просто и не могут.
    В Пни заберут даже такого особого, который сам вполне себя хорошо обслуживает в привычной среде.

    Это трагедия. Я не представляю, что бы со мною было, если бы сейчас в мой дом пришли люди в белых халатах и увезли из дома навсегда, всадив мне дозу успокоительного. А вы?
    По тем же трем причинам приведенным выше в Пни отдают стариков с деменцией, где они очень быстро деградируют и погибают.

    Поэтому, Пни нужно резко расселять, параллельно создавая альтернативу: поддержку семей по обозначенным трем проблемным направлениям, поддерживаемое проживание, инклюзию в образовании, секции, малые дома проживания.... Это не утопия, а программа, которая по карману стране. Об этом будет отдельный пост.
    В следующем посте расскажем про категории "проживающих" и кто это такие.

    Юлия Барановская

    [свернуть]
    Последний раз редактировалось Елена; 19.03.2016 в 00:55.

  20. #20
    Архивариус Аватар для НиКошка
    Имя
    Ника
    Регистрация
    16.01.2014
    Адрес
    Россия Рязанская
    Сообщений
    16,892
    Записей в дневнике
    3
    Пол.оценки/Отр.оценки
    Получено: 12,093/44
    Присвоено: 12,322/2

    0 Недоступно! Недоступно!
    Правильно написано ро тех кто сдает близких в пни. В большинстве случаев эти люди близкими являются лишь юридически. Потому что ближайшие родственники. А по сути посторонние люди, которые сдают доставшегося им по наследству (часто вместе с квартирой) инвалида, оставляя себе остальное наследство.
    Небольшой процент немощных неизбежно будет попадать в интернаты, при любой системе. Но лишь небольшой процент и реально немощных.
    У многих было жилье до определения в пни и при сопровождении и поддержке они спокойно жили бы у себя дома.

    Мы с мужем были свидетелями жуткой картины, как пожилую женщину забирали в пни. Недешевая квартира в центре, родственники вызвали бригаду к женщине которая якобы ведет себя неадекватно и буйно. Приехали те самые медики, полиция, женщина открывать отказалась, родственники заполнили протокол, квартиру вскрыли. Выволокли женщину, которая плакала и кричала "люди помогите, они меня в психушку хотят упрятать за квартиру, им квартира моя нужна, я им квартиру не отдала". Видимых признаков безумия у женщины не было. Только безумное отчаяние.
    За руки за ноги утащили силой, зрелище ужасающее когда человека так волокут.
    Возможно женщина инвалид и может быть даже есть небольшая уо, ведь на что то родственники опирались в своем заявлении. А в квартире чисто, порядок.
    "Близкие" сдали родственницу в ПНИ.

  21. #21
    Модератор Аватар для Елена
    Имя
    Елена
    Регистрация
    25.01.2014
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    7,601
    Записей в дневнике
    56
    Пол.оценки/Отр.оценки
    Получено: 7,649/9
    Присвоено: 6,691/6

    0 Недоступно! Недоступно!
    Цитата Сообщение от НиКошка Посмотреть сообщение
    За руки за ноги утащили силой, зрелище ужасающее когда человека так волокут.
    Как черти в ад((( Нет, всё же выбор должен был у каждого, где закончить свои дни.

  22. #22
    Модератор Аватар для Елена
    Имя
    Елена
    Регистрация
    25.01.2014
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    7,601
    Записей в дневнике
    56
    Пол.оценки/Отр.оценки
    Получено: 7,649/9
    Присвоено: 6,691/6

    0 Недоступно! Недоступно!
    Stop ПНИ публикует, ссылка:

    "Пациентов психоневрологического интерната Приморья кормили кашей с насекомыми

    Специалисты нашли клещей и личинок мукоеда в гречке, пшене, рисе и манкеВладивосток, 25 октября 2013, PrimaMedia. Пациентов психоневрологического интерната Приморья кормили кашей с насекомыми. Проведенные лабораторные исследования показали, что пять из девяти партий, находившихся на продовольственном складе, были заражены живыми вредителями хлебных запасов. В настоящее время все партии недоброкачественной крупы исключены из оборота, в отношении интерната и заведующего складом возбуждены дела об административном правонарушении, сообщили РИА PrimaMedia в пресс-службе управления Россельхознадзора по Приморскому краю и Сахалинской области.
    При проведении плановой выездной проверки в отношении Краевого государственного бюджетного учреждения социального обслуживания "Майский психоневрологический интернат", сотрудники управления Россельхознадзора по Приморскому краю и Сахалинской области отобрали пробы от девяти партий, находящихся на продовольственном складе интерната, крупы различных наименований.
    В ходе осмотра продовольственного склада специалисты обнаружили живых вредителей хлебных запасов прямо на таре с некоторыми видами круп, а также исходивший от них плесневелый запах. Это и послужило поводом к отбору проб. На часть партий крупы отсутствовали документы, подтверждающие их безопасность.
    Проведенные Приморским филиалом ФГБУ "Центр оценки качества зерна" лабораторные испытания отобранных проб показали, что пять из девяти видов крупы заражены вредителями хлебных запасов, которыми являются клещ и рыжий мукоед.
    Зараженность клещом обнаружена в 145,5 кг крупы гречневой - 5 экз/кг, в 229 кг пшена шлифованного - 3 экз/кг, в 97 кг крупы пшеничной - 7 экз/кг.
    Наибольшая зараженность клещом, повергнувшая в шок сотрудников Россельхознадзора, была обнаружена в крупе рисовой. Здесь зараженность клещом составила 53 экземпляра на 1 кг массы. Помимо зараженности, партия рисовой крупы имела несвойственный данному виду пищевых продуктов цвет и сильно выраженный плесенно-затхлый запах. Причем, из 200 кг поступившей в начале августа этого года на продовольственный склад интерната рисовой крупы в наличии осталось только 47 кг, что свидетельствует о том, что остальная часть этой крупы уже поступила в пищу пациентам.
    В свою очередь жуки рыжего мукоеда были обнаружены в крупе манной массой 89 кг. Зараженность этим видом вредителя хлебных запасов составила 2 экз/кг. Помимо этого в манной крупе были обнаружены личинки этого же вида вредителя хлебных запасов в количестве 5 экз/кг.
    Расположен Майский психоневрологический интернат в селе Майское Черниговского района Приморского края. Содержится в нем более 400 пациентов.
    В настоящее время все партии недоброкачественной крупы исключены из оборота, в отношении КГБУСО "Майский психоневрологический интернат" и заведующего складом этого интерната возбуждены дела об административном правонарушении."

  23. #23
    Модератор Аватар для Елена
    Имя
    Елена
    Регистрация
    25.01.2014
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    7,601
    Записей в дневнике
    56
    Пол.оценки/Отр.оценки
    Получено: 7,649/9
    Присвоено: 6,691/6

    0 Недоступно! Недоступно!
    Stop ПНИ пишет:

    "Строительство 100 новых психоневрологических интернатов может оказаться самым масштабным, дорогим и гибельным проектом социального обслуживания в России — социальным Титаником, похоронившим надежды моей дочери и многих тысяч таких как она, на жизнь в обществе
    http://pressmia.ru/online/950755795.html
    Так, более 1млн 200 тыс руб будет стоить одного койко-место при строительстве нового корпуса психоневрологического интерната в дер. Подгорное Маловишерского района Новгородской обл. (На строительство нового корпуса на 200 человек выделено 242 млн рублей)
    http://53news.ru/…/22031-na-stroitelstvo-korpusa-psikhonevr…
    В том же Маловишерском районе за примерно те же или меньшие деньги можно купить 2-3х комнатную квартиру (990 тыс — 1млн 299 тыс.руб).
    http://realty.dmir.ru/…/prodazha-kvartir-v-malovisherskom-…/
    Таким образом, одна комната в квартире жилого фонда стоит порядка 400 тыс.руб.
    Можно сделать вывод, что в случае предоставления стационарозамещающих услуг выделенных 1млн 200 тыс руб на человека с лихвой хватит и на покупку жилья в жилом фонде - с размещением 1 человек в комнате!, и на создание инфраструктуры для дневной занятости."

  24. #24
    Модератор Аватар для Елена
    Имя
    Елена
    Регистрация
    25.01.2014
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    7,601
    Записей в дневнике
    56
    Пол.оценки/Отр.оценки
    Получено: 7,649/9
    Присвоено: 6,691/6

    0 Недоступно! Недоступно!
    Отсюда, пишет Екатерина Мень:

    "Я давно говорю о том, что борьба с ПНИ с точки зрения исключительно гуманитарных позиций практически бессмысленна. Ну, существует эта фашистская реальность в параллели с нашей жизнью. Но именно потому, что она такая избыточно жуткая, концентрированно аномальная и триллерно античеловечна, обратить к этой теме общество очень сложно - сознание общества готово пожалеть хромого котенка, но подключиться эмоционально к мраку такой величины не способно. Срабатывают механизмы защиты - и все это вытесняется подальше. Подходить к проблеме ПНИ нужно только с хладнокровным скальпелем экономической оценки ситуации - бесполезно уговаривать гнойный нарыв стать румянцем, надо вскрывать. Я устала повторять везде, где получается об этом говорить, что система никогда бы не была столь устойчивой, не будь она экономически выгодной для ее представителей. Масштаб коррупционного потенциала этой системы может поспорить с масштабами пресловутой реставрации. В ПНИ часто попадают росчерком пера, по одной только частной, неконролируемой воле группки распорядителей, решающих "на глазок", что кто-то сумасшедший/беспомощный/недееспособный/бесполезный. Этот росчерк пера всегда ли принадлежит душегубам "по зову сердца"? Нет, конечно. Но он всегда принадлежит выгодоприобретателям системы. И пока от отправки людей на ПНИшную помойку кто-то имеет невероятный доход, эта система будет жить и укрепляться.
    Вот вам сжатая картинка. Сергей Колосков, отец девушки с СД:
    "Строительство 100 новых психоневрологических интернатов может оказаться самым масштабным, дорогим и гибельным проектом социального обслуживания в России — социальным Титаником, похоронившим надежды моей дочери и многих тысяч таких как она, на жизнь в обществе http://pressmia.ru/online/950755795.html Так, более 1млн 200 тыс руб будет стоить одного койко-место при строительстве нового корпуса психоневрологического интерната в дер. Подгорное Маловишерского района Новгородской обл. (На строительство нового корпуса на 200 человек выделено 242 млн рублей) http://53news.ru/…/22031-na-stroitelstvo-korpusa-psikhonevr… В том же Маловишерском районе за примерно те же или меньшие деньги можно купить 2-3х комнатную квартиру (990 тыс — 1млн 299 тыс.руб).http://realty.dmir.ru/…/prodazha-kvartir-v-malovisherskom-…/ Таким образом, одна комната в квартире жилого фонда стоит порядка 400 тыс.руб. Можно сделать вывод, что в случае предоставления стационарозамещающих услуг выделенных 1млн 200 тыс руб на человека с лихвой хватит и на покупку жилья в жилом фонде - с размещением 1 человек в комнате!, и на создание инфраструктуры для дневной занятости".

    Это только один штрих. Еще один штрих. В Москве на одного постояльца ПНИ государство выделяет 150 тысяч рублей в месяц. Неплохо правда? К этому добавьте то, что 75% пенсии постояльца тоже забирает интернат. Предполагается, что в нем пациента лечат, учат, социально обслуживают, культурно и спортивно развивают. Вероятно, из-за этих предположений и такие сметы. Что происходит на деле? На деле многих постояльцев доводят до такого состояния, что ему не нужно покупать даже трусов. Лечение - это минимальная аптечка с зеленкой и старые копеечные нейролептики, типа аминазина - именно это "лечение" и обеспечивает полное освобождение ПНИ от необходимости одевать/учить/культурно развивать. Бизнес-модель простая как топор - получить человечка, за ним бюджет, превратить человека в безвольный оковалок и, соответственно, его бюджет "сэкономить". С комплектом "оковалков" можно экономить и на штате. Штат заполняется максимум на 2\3, а свободные ставки распределяются между работниками.
    Может быть, кормят? Кормят. Обычно аж 6 раз в день. В основном - хлебом. О полноценном рационе речи не идет. 90% углеводов, которые окончательно добивают мозг. При этом, несмотря на то, что в штате, как правило, числятся врачи, медицинская компонента там одна - колоть нейролептики.
    Сейчас содержание постояльца в ПНИ повышается чуть ли не до 200 тысяч в месяц. И при этом приходят такие новости:

    Совершеннолетние пациенты психоневрологических интернатов теперь будут получать не 250, а 150 граммов ржаного хлеба в сутки.
    Норма картофеля в блюдах комплексных социально-оздоровительных центров снижена с 300 до 250 граммов, зато круп в таких учреждениях будут употреблять на 10 граммов в сутки больше.
    Норма потребления свежей и квашеной капусты снижена для всех типов учреждений социального обслуживания в стационарах со 188 до 100–130 граммов.
    И плюс целых 20 граммов (с 25 до 45) птичьего мяса на каждого обитателя!

    У меня один вопрос - где Навальный?"

  25. #25
    Модератор Аватар для Елена
    Имя
    Елена
    Регистрация
    25.01.2014
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    7,601
    Записей в дневнике
    56
    Пол.оценки/Отр.оценки
    Получено: 7,649/9
    Присвоено: 6,691/6

    0 Недоступно! Недоступно!
    Мудрая женщина. Отсюда. "Интернаты для инвалидов — это слишком дорого":


    Скрытый текст

    Интернаты для инвалидов — это слишком дорого]ИГОРЬ ЛУНЕВ
    on 03.09.2015

    О том, почему изоляция инвалидов — культурная, социальная или даже «физическая» (помещение в интернаты) слишком дорого обходится обществу рассказывает Мария Островская – президент Санкт-Петербургской благотворительной общественной организации «Перспективы», которая с 1996 г. помогает детям и взрослым с особенностями развития.

    — Недавно общественность была шокирована случаем с сестрой Натальи Водяновой…

    На самом деле такие истории случаются реже, чем мы думаем. Принято считать, что общество очень негативно настроено по отношению к инвалидам, но на практике это не совсем так. Наше общество состоит из очень разных людей, из которых, мне кажется, очень большая часть относится к «особым» людям благожелательно. Хотя людей с аутизмом принимают сложнее потому, что они не на колясках, по ним не всегда сразу видно, что у них какие-то проблемы со здоровьем, при этом они могут вести себя странно. Часто люди истолковывают поведение человека с аутизмом неправильно – как невоспитанность, наглость. Но в целом обычные люди к «особым» относятся нормально.

    Конечно, есть и другое отношение, с которым и столкнулись Оксана и её няня. Это отношение тоже распространённое, но я не думаю, что людей с таким отношением большинство. Мне кажется правильным применение административных мер к таким людям – они должны нести ответственность за дискриминацию, за унижение человеческого достоинства. Но в деле воспитания общества мы не можем уповать только на силовое вмешательство.

    — У одной из публикаций о случае в Нижнем Новгороде появился комментарий женщины: мол, если бы её внуки увидели, что незнакомая взрослая тётя ведёт себя неадекватно, это могло бы их психику травмировать…

    Есть два подхода к воспитанию детей. Первый – это создание для ребёнка стерильной атмосферы, где никто не кричит, не бьётся, не хамит, не ведёт себя неправильно, не употребляет наркотиков, не разводится, не болеет, не умирает. Мы знаем, что такой подход приводит к очень тяжёлым последствиям.

    Есть другой подход к воспитанию, который связан не с созданием стерильной среды, а с формированием иммунитета. И во всём нужна определённая мера. С моей точки зрения, если ребёнок не может выдержать того, что рядом с ним некоторые люди ведут себя странно, непривычно и даже неприятно, что-то не так с его воспитанием. Вообще дети выдерживают всё гораздо лучше, у них гораздо больше диапазон принятия, чем у взрослых. Те, кто работает с детьми с расстройствами аутистического спектра, знают, что в интегративной среде чем младше нейротипичный ребёнок, тем легче ему принять ребёнка, который от него отличается. Это уже взрослые воспитывают в детях нормативность, а вместе с ней отвержение целого ряда человеческих проявлений, людей, которые проявляют себя «не так».
    Если бы эта бабушка вместо того, чтобы защищать своих внуков от некрасивых картин, объяснила бы им спокойно, что девушка особенная, что её поведение не означает, что она в отчаянии, что она таким особым способом себя проявляет, что есть люди, которые нуждаются в нашем сочувствии, мне кажется, это помогло бы внукам выдерживать дальнейшее напряжение в жизни. Если бабушка рассчитывает, что её внуки никогда в жизни не встретятся ни с чем тяжёлым, думаю, она смотрит на жизнь нереалистично.

    — Организация «Перспективы» защищает права людей с инвалидностью, в том числе в суде. Вам приходилось заниматься защитой чести и достоинства ваших подопечных?

    В судебном порядке мы именно честь и достоинство пока не защищали. Мы часто защищаем право человека на самоопределение, и оно напрямую связано с понятиями чести и достоинства. В прошлом году у нас был очень интересный проект, профинансированный президентским грантом – правовое просвещение жителей психоневрологических интернатов. Мы встречались с жителями всех восьми ПНИ, которые есть у нас в Петербурге, рассказывали им о законодательстве, регулирующем их права, много времени оставляли на вопросы юристам. Потом мы обработали статистические данные и выяснили, что людей в первую очередь интересовали не качество еды, медицинского обслуживания, их быта в интернате, а возможность свободно выходить за территорию интерната, трудоустройство, возможность решать самим, лечиться или не лечиться, а если лечиться, то как. То есть людей интересуют в основном не имущественные вопросы, а вопросы свободы самоопределения. В этом смысле можно сказать, что мы защищаем честь и достоинство людей, то есть их возможность жить не изолированно, а либо в специализированном учреждении, но свободно, либо в своей квартире с сопровождением.

    — Обыватель может поинтересоваться: кто должен обеспечивать это сопровождение?

    Общество. Сопровождать должны специально обученные люди, а государство должно оплачивать их труд. Сопровождающие могут быть государственными служащими, могут быть сотрудниками негосударственных организаций, коммерческих и некоммерческих.

    — Не выйдет ли это дороже для государства?

    Если мы всех, кто живёт сейчас в ПНИ, поселили бы в городе с сопровождением, и каждый получил бы тот объём сопровождения, который ему нужен (не больше и не меньше), то вышло бы дешевле. В интернатах томится огромное количество людей, которые могут сами себе стирать, готовить еду, сами убирать свои комнаты. Когда это делают за них, это совершенно ненужный им сервис, он как раз и унижает их человеческое достоинство. И там же живут люди, которые самостоятельно не могут выйти на прогулку – либо потому, что у них двигательные проблемы, либо потому, что они могут потеряться.

    Если мы одним дадим больше поддержки, другим – существенно меньше, это выйдет дешевле, чем сейчас на жителей ПНИ тратит государство. Кому-то, может быть, нужно, чтобы к нему раз в неделю приходил социальный работник и помогал заполнять квитанции, подсчитать бюджет – и всё. Так зачем он получает сейчас 24-часовое сопровождение? Вот эта уравниловка очень дорого обходится государству. Сейчас на каждого жителя ПНИ выделяется около 40 тыс. рублей в месяц (это не считая расходов на эксплуатацию зданий). Плюс ПНИ забирает у своего подопечного 75% его личных доходов. То есть вместе это получается уже около 50 тыс. рублей. На эти деньги можно много сделать.

    — Как быть с теми, кто в силу своего состояния не может понять, о чём вы рассказываете?

    Такие люди просто нуждаются в большей поддержке. У каждого человека есть ограничения, и у нас с вами тоже. Например, когда кто-то хочет поменять квартиру, он прибегает к помощи риелтора, когда хочет разобраться в сложной правовой проблеме – к помощи юриста. Точно так же и наши ребята. Просто каждый должен получать столько помощи, сколько ему нужно.

    — А как на эту просветительскую программу реагировали сотрудники ПНИ?

    Очень по-разному. Некоторые были заинтересованы и открыты для общения, некоторые пытались нас всячески ограничивать – иногда нам приходилось прибегать к помощи Комитета по социальной политике Санкт-Петербурга, чтобы вообще попасть в интернат. В данной ситуации, к сожалению, всё зависит от конкретных людей. Степень произвола, бесконтрольности директоров ПНИ такая высокая, что всё зависит от личности директора. Попадётся человек добросовестный, заботящийся о людях – будет хорошо. Попадётся кто-то склонный к злоупотреблениям – у него широчайший спектр возможностей.

    — Можно ли ограничить этот произвол?

    Практики такие есть. Но дело в том, что если директор интерната одновременно и опекун, то он и поставщик социальных услуг, и их получатель. Вот сейчас интернат должен подписывать с кем-то договор на оказание услуг. Директор сам с собой должен подписывать договор в случае недееспособности клиента? Конфликт интересов налицо.

    В большинстве европейских стран такой конфликт интересов запрещён законом. Любому одинокому недееспособному человеку, живущему в учреждении, а не дома, назначается независимый опекун, то есть не принадлежащий к ведомству, к которому относятся интернаты. То есть на опекуна поставщик услуг не может влиять. В такой ситуации человек с правами и полномочиями приходит в интернат и интересуется качеством услуг, получаемых его подопечным – что он ел, гулял ли он сегодня на улице, занимался ли леченой физкультурой, чем он вообще занят в течение дня, что с его пенсией и так далее. И, конечно, администрация учреждения, если она склонна к злоупотреблениям, не может разгуляться.

    — Мы привыкли, что администрация ПНИ имеет возможность по собственному желанию допускать или не допускать кого-то в интернат.

    Это противозаконно. По закону о социальном обслуживании населения администрация интерната обязана обеспечить в дневное и вечернее время в любой день недели доступ к его обитателям не только родственников, но и друзей, знакомых, священнослужителей и так далее. Правда, у администрации есть стабильная отговорка: «Психическое состояние человека не позволяет ему…», — и так далее. Но здравый смысл подсказывает, что это не может продолжаться вечно. Допустим, сегодня состояние человека таково, что ему нельзя выйти самому и нельзя никому посетить его. А завтра? А послезавтра? Тут надо проявлять упорство. Если состояние человека такое постоянно, он должен находиться не в интернате, а в психиатрической больнице.

    Правила посещения в интернате и в психиатрической больнице разные. В больнице врач имеет полномочия ограждать пациента от контактов, которые ухудшают его психическое состояние – на период лечения. Подразумевается, что этот период лечения ограничен. Конечно, тут тоже бывают злоупотребления. Врача никто не контролирует, и он может не пускать посетителей, чтобы они не увидели нарушений прав того, к кому они пришли.

    — После вашей программы у обитателей ПНИ возникали новые конфликты с администрацией?

    Да, были случаи, когда люди начинали качать права и подвергались репрессиям. Мы пытаемся этим людям помочь – мы несём ответственность за то, что как бы спровоцировали эти ситуации. Чтобы защитить тех, чьё положение в результате их активности ухудшилось, мы приходим в интернаты, разговариваем с администрацией, привлекаем юристов, уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге, обращаемся в Комитет по социальной политике. Есть у нас случаи успешные, есть истории, которые ещё продолжаются.

    — В чём причина вашего неуспеха в таких ситуациях?

    Мы не можем доказать, что человека перевели в закрытое отделение или в психиатрическую больницу не в связи с ухудшением его психического состояния, а в порядке репрессии за неудобное поведение. Мы не можем это даже проверить. Это очень сложный вопрос. В тактическом плане наши усилия могут привести к ухудшению положения человека, а в стратегическом плане, когда администрация стоит перед фактом, что жители ПНИ знают о своих правах, она по-другому себя ведёт.

    — Что нужно сделать для того, чтобы отделения перестали делиться на открытые и закрытые? Изменить законодательство?

    Да. Нужно отменить Положение о психоневрологических интернатах 1978 года и инструкцию для психоневрологических интернатов 1981 года, касающуюся лечебного режима. Именно в этих документах предписываются различные виды открытости отделений и ограничения для проживающих в ПНИ в праве выходить за пределы учреждения. Представьте себе, жизнь людей регулируется нормативными актами, выпущенными до появления нынешней конституции Российской Федерации, до ратификации Россией Конвенции о правах инвалидов, до появления закона «О социальном обслуживании населения», закона «О психиатрической помощи», которые прямо запрещают «закрывать» людей за исключением случаев недобровольной госпитализации в психиатрическую больницу по решению суда. То есть эти акты, мягко говоря, замшелые и относятся к советской эпохе, а прямо говоря – противозаконны.

    — После вашей программы кто-то из жителей ПНИ чего-то добился, узнав о своих правах?

    Да, конечно. Есть несколько случаев, когда люди получили квартиры и ушли из интернатов.

    — Некоторые относятся скептически к этой практике, замечая, что жители ПНИ не имеют нужных социальных навыков, а потому полученные ими квартиры могут стать лёгкой добычей аферистов.

    Такое случалось, когда люди получали квартиры в собственность. Но теперь это не так – они получают жильё по договору социального найма. То есть эти квартиры им не принадлежат. Социальные службы должны наблюдать в течение пяти лет, как человек справляется с независимой жизнью, и если он хорошо адаптировался, то получает квартиру в собственность, если нет, то остаётся договор социального найма.

    — Но в ПНИ он не возвращается?

    Принудительно – нет. Вообще по новому Закону о социальном обслуживании населения помещение в ПНИ может быть только добровольным. В прежнем законе была такая норма, что если человек оказался одиноким и беспомощным, то он мог быть помещён в интернат по решению суда.

    — Сейчас много спорят об инклюзии. Как вы считаете, инклюзия должна вводиться постепенно или, наоборот, нужно делать решительные шаги? Многие говорят, что общество не готово…

    Если инвалидов не будет в нашем общем пространстве, мы никогда не научимся с ними общаться. Невозможно сначала научиться плавать, а потом налить в бассейн воду. Другой вопрос, что вхождение инвалидов в общую с другими людьми среду нужно сопровождать. Нельзя просто туда человека бросить, не делая ничего ни для его адаптации к среде, ни для адаптации среды к нему.

    — Но ведь часто обычные граждане воспринимают инклюзию как дополнительную нагрузку, и это вызывает у них протест.

    Им надо объяснить их выгоду, а она огромна. Анна Львовна Битова из московского Центра лечебной педагогики рассказала мне такую историю: один обычный маленький ребёнок, столкнувшись с ребёнком с синдромом Дауна, спросил у взрослых: «А что такое с Васей? Почему он так выглядит?» Ему объясняют: «У Васи вот такие особенности». Он немножко подумал и сказал: «Я ведь тоже особенный – я сосу рукав». То есть если мы учимся принимать особенности других людей, мы лучше принимаем себя. Ведь в каждом из нас есть что-то ненормальное, и эта зона, как правило, связана с очень большим страхом. Если человек принимает себя как целостную личность, его шансы на самореализацию возрастают.

    Кроме того, дети, когда рядом с ними есть люди с особенностями развития, учатся. Если у кого-то более медленный темп, его надо подождать, если он нуждается в какой-то другой поддержке, нужно под него подстроиться – это учит их терпению. Важно, чтобы мы жили в общем пространстве по общим правилам. Но некоторым людям нужны специальные меры, чтобы их жизнь была более-менее сносной. И общество должно принять это как факт.

    — Есть мнение, что боязнь оказаться маргиналом может мотивировать человека на развитие, на работу над собой.

    Если моя особенность не причиняет мне страданий, то зачем с ней бороться? А если человеку самому плохо от чего-то в себе, тогда вне зависимости, принимают его окружающие или нет, он обращается к специалистам.

    Человек должен иметь возможность выбирать. Кто-то хочет учиться в обычной школе, а кто-то в коррекционной. Многие родители «особых» детей выбирают второй вариант, объясняя это тем, что в таких школах более квалифицированный подход к развитию их детей и меньше нагрузка на их психику. Кто-то не хочет выходить в это общее пространство, ведь оно достаточно сложное. Не все взрослые жители интернатов хотят оттуда выйти, многие боятся. Но у людей должен быть выбор.
    [свернуть]
    Последний раз редактировалось Елена; 24.03.2016 в 15:52.

  26. #26
    Модератор Аватар для Елена
    Имя
    Елена
    Регистрация
    25.01.2014
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    7,601
    Записей в дневнике
    56
    Пол.оценки/Отр.оценки
    Получено: 7,649/9
    Присвоено: 6,691/6

    0 Недоступно! Недоступно!
    Скандал и проверка в Махачкалинском доме-интернате для умственно-отсталых детей. Руководство республики Дагестан отчитывается, что интернат находится в образцовом состоянии. Отсюда:

    «Интернат-концлагерь» в Махачкале: Генпрокуратура РФ рвет и мечет, а Абдулатипов спокоен Подробнее: [url

    https://eadaily.com/ru/news/2016/03/23/internat-konclager-v-mahachkale-genprokuratura-rf-rvet-i-mechet-a-abdulatipov-spokoen][/url]23 марта 2016

    В конце марта вскрылись факты положения дел в одном из ведущих детских домов Дагестана — махачкалинского вспомогательного детского учреждения «Забота», предназначенного для умственно отсталых детей. Опекающие детское учреждение волонтеры подали петицию, где потребовали отставки и уголовного наказания для директора интерната Зарипат Умахановой.

    По словам волонтеров, сотрудники интерната относятся к воспитанникам халатно и жестоко. В качестве иллюстрации привели видео: голые дети сидят в ванной комнате с открытым настежь окном и плачут. Взрослый голос за кадром спрашивает у воспитанника: «Нас здесь бьют? Отвечаешь?» Внизу видео, взятого явно из открытого источника, стоит комментарий: «Дети на холодном полу, холодной водой моют. В такое холодное время ещё и окно оставили открытым! Это „Забота“? За что эти дети наказаны?! Это ещё часть того, что я показываю».

    Как свидетельствуют простые граждане, которые на правах волонтеров опекают воспитанников «Заботы», тревожные сигналы из интерната доходят не первый год. Но заканчиваются обычно одним: факты противоправных действий воспитателей не выявляются. Более того, занимающая пост директора интерната Зарипат Умаханова пользуется высоким доверием министра образования Дагестана Шахабаса Шахова и удостаивалась похвалы лично от главы Дагестана Рамазана Абдулатипова. Интернат на хорошем счету у властей, которые регулярно посещают детское учреждение и остаются, как правило, довольными.

    Не так давно уполномоченный по правам ребенка в Дагестане Алибек Алиевузнал другую сторону жизни интерната. На этот раз от бывших воспитанников «Заботы». Бывшие питомцы интерната, в основном инвалиды с детства, рассказали омбудсмену, что в образцовом интернате для воспитанников созданы, мягко говоря, нечеловеческие условия содержания.
    Вот краткий пересказ изложенного. «На ночь воспитанников укладывают спать в одной комнате. И не на кровати, а на полу, подстелив покрывало — чтобы неполноценные дети во сне не испачкали белье и матрасы», — цитируют слова бывших «заботовцев» дагестанские источники. После ночи следуют водные процедуры — ополаскивание холодной водой, чтобы не включать отопительный котел и не «накручивать» электроэнергию. Далее детей оставляют одних в пустой комнате, где нет ни игрушек, ни обучающих пособий. Из антуража — ведра по углам. Ведра используют вместо унитазов. Одежда, которая поступает от волонтеров, до детей почти не доходит, воспитанники ходят полуодетыми, а то и вовсе голыми (На одном видео, снятом втайне волонтером, полуодетые и практически голые дети сидят на полу в так называемом «дневном помещении», вцепившись замерзшими руками в трубу парового отопления.) Обед состоит из горохового супа и солянки, по виду и вкусу больше напоминающих тюремную баланду. Обед наливается из половника в металлические миски из стоящего на полу котла. Миски дети держат в руках. Слабые руки больных детей не всегда в силах удержать миску, поэтому горячие смеси то и дело проливаются на пол или же на самих воспитанников.

    Известно, что умственно отсталые дети не всегда могут контролировать свои физиологические процессы, поэтому нуждаются в специальных памперсах. В «Заботе» вместо этих памперсов выдают пеленки для младенцев, и то не всегда. Когда же волонтеры привозят в учреждение столь нужные воспитанникам вещи, то памперсы странным образом исчезают. Как поведал бывший воспитанник «Заботы», их сразу же увозит на машине неизвестный мужчина, который, по словам свидетеля, «какой- то родственник начальницы».
    По поводу видео, где неизвестный взрослый в издевательском тоне спрашивает маленького «заботовца», в самом деле ли его бьют, выпускники говорят, что рукоприкладство в интернате не редкость. Бьют сами сотрудники, и это же поощряют среди воспитанников, натравливая более крепких и старших на более слабых и маленьких. В детдоме также существует система «трудового воспитания». По словам бывших «заботовцев», Зарипат Умаханова заставляет своих питомцев бесплатно убираться в подъезде ее дома и в личном гараже. За уклонение или плохо сделанную работу полагается укол аминазина. Одним словом, концлагерь.

    После встречи с выпускниками «Заботы» Алибек Алиев нанес в интернат визит. Сопровождавшие Алиева волонтеры свидетельствовали: «На лицах директора и её подчиненных не проступает ни намека на раскаяние или хотя бы чувство неловкости. Напротив, коллективное осознание собственной правоты — и в мимике, и в интонациях персонала „Заботы“. Да, у нас вот так организовано жизненное пространство для постояльцев — потому что постояльцы такие».

    О фактах реальной жизни воспитанников «Заботы» узнал депутат Госдумы РФ от Дагестана Руслан Курбанов, ранее работавший заместителем прокурора Дагестана. На основании обращения Курбанова к генеральному прокурору РФ Юрию Чайке Генпрокуратура РФ дала поручение главе прокурору ДагестанаРамазану Шахнавазову провести проверку в связи с жестоким обращением с воспитанниками детского дома-интерната для умственно отсталых детей «Забота» в Махачкале. При выявлении фактов жестокого обращения Генпрокуратура РФ обязала дагестанских коллег принять необходимые меры прокурорского реагирования. Помимо «Заботы», Москва обязала прокуратуру Дагестана провести комплексную проверку в республике других детских учреждений интернатного типа. Ход и результаты проверочных мероприятий находятся на контроле у Юрия Чайки.

    Показательно, как повела себя Зарипат Умаханова. Женщина написала заявление об увольнении, как только узнала о том, что ее учреждением заинтересовались в прокуратуре РФ, не дожидаясь результатов ревизии. Но еще более интересно было поведение высших властей Дагестана. 22 марта скандал вокруг «Заботы» стал причиной экстренного созыва Совета безопасности Республики Дагестан. На заседании было выслушан вердикт специальной комиссии правительства по интернату, под руководством первого вице-премьера Дагестана Анатолия Карибова. Побывавший утром 22 марта в «Заботе» Карибов рассказал, что шокирующая информация об учреждении лично им подтверждена не была. «В интернате организовано 5-разовое питание воспитанников по утвержденным нормам, — сказал Карибов. — Выделяется достаточно средств на обеспечение полноценного питания, имеется значительный запас продуктов. Кроме того, постоянно поступает спонсорская помощь — фрукты, овощи, кондитерские изделия. Учреждение оснащено реабилитационным оборудованием, в том числе тренажерным залом, сенсорной комнатой для снятия эмоциональных стрессов и нагрузок, технологическим оборудованием, мебелью, мягким инвентарем, располагает программным обеспечением для создания интернет-класса по обучению детей с ограниченными возможностями здоровья, их социализации и применения дистанционных технологий в обучении. В интернате имеется 3 учебных класса, 4 игровые комнаты». Кроме того, Анатолий Карибов рассказал, что в ходе утреннего визита в дом-интернат особое внимание уделялось состоянию помещений, о которых упоминалось в распространенных заявлениях. «Наиболее тяжелые дети находятся в цокольном помещении, а не в подвальном, как говорится в сообщениях, пол этого этажа находится максимум на 5?7 сантиметров ниже уровня уличного покрытия; помещения чистые и не вызывают опасений за здоровье детей», — констатировал первый вице-премьер.

    Особо выделил Карибов то, что дом-интернат «Забота» — единственное в республике учреждение, которое занимается ментальными инвалидами с детства. «Дом-интернат для умственно отсталых детей „Забота“, функционирующий с 1979 года, является единственным в республике стационарным учреждением, осуществляющим социальное обслуживание детей-инвалидов в возрасте от 4-х до 18 лет, которые страдают крайне тяжелыми формами психоневрологических заболеваний и поэтому не могут находиться в семье, но нуждаются в постоянном уходе, бытовом и социально-медицинском обслуживании, обучении, воспитании и социально-трудовой адаптации», — сказал Карибов. По мнению первого вице-премьера, гневные заявления общественности по поводу «Заботы» нельзя принимать сразу на веру, поскольку основаниями для таких заявлений стали свидетельства бывших воспитанников, которые в силу своего врожденного недуга не могут быть полноценными свидетелями. В связи с выдвинутыми в адрес работников интерната обвинениями в жестоком обращении с детьми, вплоть до побоев, Анатолий Карибов сообщил: медицинские работники осмотрели всех детей, и можно уверенно признать, что информация о наличии синяков, ссадин, а также пролежней, опрелостей ввиду несоблюдения норм личной гигиены не подтверждается. Вице-премьер предложил установить в интернате видеокамеры, изображение с которых могли бы отсматривать члены попечительского совета и общественные наблюдатели.

    Глава Дагестана присоединился к заявлениям вице-премьера. Рамазан Абдулатипов рассказал, что в августе прошлого года он побывал в «Заботе» и выразил удовлетворенность как состоянием пациентов, так и условиями их содержания. Абдулатипов также напомнил, что работа бывшего руководителя интерната была отмечена государственной наградой республики. «Мало кто понимает, насколько сложно работать с такими детьми, а персонал дома-интерната работает с ними десятилетиями. Я лично обошел все помещения, и могу сказать, что они были в хорошем состоянии», — сказал глава Дагестана.

    Абдулатипов сказал, что Дагестан отличается повышенным вниманием к умственно отсталым детям. «У нас не бросают больных людей, у нас нет таких традиций, — подчеркнул глава республики. — Именно поэтому этот вопрос вынесен на обсуждение Совета безопасности. При посещении всех учреждений республики, в которых содержатся люди с ограниченными возможностями, у меня не было почти ни одного замечания. В великолепном состоянии находятся интернаты в Верхнем Казанище, Дербенте. Во многих субъектах Российской Федерации нет таких условий для людей с ограниченными возможностями, как у нас, а я бывал во многих таких заведениях в регионах России. Очень многое сделано в этом плане в Дагестане, эту работу надо продолжать на хорошем уровне».

    По итогам заседания республиканского Совбеза Абдулатипов поручил Анатолию Карибову, министру труда и социального развития ДагестанаХасбулле Гаджигишиеву, министру здравоохранения Дагестана Танке Ибрагимову, а также министру образования и науки республики Шахабасу Шахову обеспечить проведение проверок условий пребывания одиноких престарелых граждан, лиц с ограниченными возможностями, детей и подростков в государственных стационарных учреждениях. Учитывая тональность этого поручения и круг лиц, которому оно было доверено, можно прогнозировать, что результат проверки будет однозначно положительным. «Поскольку ситуацией со специнтернатом „Забота“ заинтересовалась Москва, в Махачкале предпочтут замять этот скандал, — высказал предположениеEADaily компетентный дагестанский источник. — Этот интернат — единственный на всю республику, и потому власти стараются из года в год преподносить его только в самом лучшем свете: что о детях там заботятся, ухаживают за ними как за родными и т. д.».

    Дагестанский адвокат, публицист и блогер Расул Кадиев сделал вывод, что Совбез Дагестана заочно оправдал руководство интерната «Забота», не дождавшись выводов прокурорской проверки. «Рамазан Абдулатипов не раз показывал, что он сторонник верховенства политики над правилами, — написал Кадиев в своем блоге на сайте „Кавказская политика“. — Хотя это ошибочная стратегия, так как нарушение правил приводит к утрате доверия, которое является основой репутации политики».
    Вместе с тем дагестанский юрист считает, что нужно также осторожно подходить к фактам из жизни махачкалинского интерната, которые представила пресса. «Такого рода дела надо рассматривать очень внимательно. Журналисты, которые работали над сюжетами по этому интернату, говорили о трудностях доказывания некоторых фактов обращения. И сгоряча ломать дрова не стоит. Поэтому надо было дождаться решения комиссии и опубликовать его», — сказал Кадиев.

    Решить проблему интернатов вроде «Заботы» Кадиев предложил путем создания при каждом таком учреждении попечительских советов, куда будут входить общественники, волонтеры, спонсоры и родители воспитанников данных учреждений. Но дагестанский адвокат отметил, что местные власти могут воспрепятствовать допуску общественников в подконтрольные им бюджетные учреждения.
    Международный эксперт по социальному сиротству Александр Гезалов, эксперт Общественной палаты РФ, ранее в беседах с корреспондентом EADailyотмечал, что на фоне достаточно закрытой для общественности системы детских домов в России интернаты для умственно отсталых детей отличаются наиболее повышенной закрытостью. «Десятилетями там существует одно правило: что там происходит, то там должно и оставаться, — говорит Гезалов. — Такой же линии придерживаются и региональные учреждения, которым подведомственны эти интернаты. Закрытость способствует коррупции и безнаказанности персонала. Если вдруг всплывает скандал, его стараются замять на уровне региональных верхов». В качестве примера Гезалов привел ситуацию со специнтернатом в астраханском поселке Разночиновка, вызвавшую скандал зимой 2011 года. «Там дети годами умирали от голода и болезней. Их хоронили в безымянных братских могилах. Девочек насильственно стерилизовали. Фотографии оттуда — натуральный Бухенвальд или Саласпилс. И это все умалчивалось годами, а интернат представлялся как родной дом для больных детей, где они получают ласку и заботу. Даже после того, как на директора интерната и министра соцразвития Астраханской области были заведены уголовные дела, на высшем уровне старались делать все возможное, чтобы ситуацию замять».

    Общественный деятель Борис Альтшулер, много лет занимающийся правами детей, по поводу интернатов для умственно отсталых детей некоторое время назад сказал: сколько он наблюдал, в этой системе интересуются не детьми, а деньгами на их содержание и поощрениями от вышестоящих руководителей. «В большинстве случаев, инвалидам с детства в таких стенах уготована одна участь — умереть, — рассказал Альтшулер корреспонденту EADaily некоторые время назад. — Эти дети умрут, на их место пришлют новых. Не исключено, что изначально новоприбывший ребенок был здоровым, а получил диагноз в результате действий недобросовестных врачей или чиновников из опеки. Те дети, которые поступают в интернаты для умственно отсталых из обычных детдомов, в большинстве случаев родились здоровыми. Кто-то стал отставать в развитии в силу условий детдома, а многих вообще отправили в закрытое учреждение в наказание за что-то».

    Северо-Кавказская редакция EADaily

    Подробнее:https://eadaily.com/ru/news/2016/03/...atipov-spokoen
    [свернуть]
    Последний раз редактировалось Елена; 25.03.2016 в 09:31.

  27. #27
    Модератор Аватар для Елена
    Имя
    Елена
    Регистрация
    25.01.2014
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    7,601
    Записей в дневнике
    56
    Пол.оценки/Отр.оценки
    Получено: 7,649/9
    Присвоено: 6,691/6

    0 Недоступно! Недоступно!
    Центр лечебной педагогики пишет здесь:

    Скрытый текст

    20 марта в ЦЛП прошел очередной семинар для специалистов и родителей молодых людей с нарушениями развития. Вот отчет, который написала по его итогам Надежда Жуланова, мама Жени Алексеевой:

    "Рост заинтересованности – вот что в первую очередь показал прошедший 20 марта очередной семинар из цикла «Правовое просвещение и поддержка людей с ментальными нарушениями», организованный благотворительным фондом помощи людям с нарушениями развития «Жизненный путь» при поддержке Общероссийского общественного движения «Гражданское достоинство».

    Конференц-зал Центра лечебной педагогики едва смог вместить всех желающих, среди которых большинство - родители детей и молодых людей с инвалидностью, но также волонтеры и педагоги, работающие с такими людьми. Многих из гостей мы увидели впервые, что свидетельствует о том, что аудитория наших собраний расширяется.

    Виртуальными участниками семинара стали подключенные по скайпу активисты из Владимира - Юрий Михайлович Кац, председатель Владимирской АРДИ "Свет", Красноярска - Региональная общественная организация "Красноярский центр лечебной педагогики" и Оренбурга - Автономная некоммерческая организация диаконический центр Прикосновение, поделившиеся местным опытом.

    Ведущие семинара – директор ЦЛП Анна Битова, юристы Павел Кантор и Елена Заблоцкис – предложили для коллективного обсуждения несколько тем, среди которых центральной стала тема вариантов жизненного устройства взрослых людей с ментальной инвалидностью. Изучив имеющийся отечественный и зарубежный опыт, А.Л. Битова выделила
    четыре основные, релевантные для России модели проживания «особых» людей:

    (1) Государственное учреждение (психоневрологический интернат), дополненное, по сравнению с сегодняшней ситуацией, системой действенного внешнего контроля и мониторинга;

    (2) Государственный «малый» социальный дом (квартира) с поддерживаемым проживанием;

    (3) Негосударственный малый социальный дом (квартира) с поддерживаемым проживанием типа НКО со смешанным финансированием;

    (4) Проживание инвалида в собственной квартире с тем или иным объемом социального сопровождения.


    Не все из этих форм одинаково развиты в нашей стране: по-прежнему абсолютно преобладают «большие» государственные ПНИ, тогда как «малые» социальные дома пока еще единичны.

    Участникам семинара предстояло высказаться по поводу этих моделей, ответив на вопросы: «Какой вы видите будущую жизнь своего взрослого ребенка, где ему будет лучше жить и чем заниматься?» Рассказы родителей 14-ти, 18-ти, 25-ти, 33-х-летних инвалидов – это были волнующие жизненные истории людей, которые хорошо знают своих детей.
    И ни один из них, как оказалось, не пожелал бы отдать своего выросшего ребенка в государственный ПНИ, пусть даже обеспеченный общественным контролем и мониторингом – слишком много принципиальных недостатков у этой печально распространенной в России и морально устаревшей формы устройства взрослых инвалидов. Лишь одна из мам высказалась в пользу хоть и государственного, но обязательно «малого» социального дома. Большинство же родителей проголосовали за негосударственный социальный дом с поддерживаемым проживанием, а также за то, чтобы инвалид проживал в собственной квартире с постоянной социальной поддержкой-сопровождением.

    Важно не только то, где будет проживать взрослый инвалид (в частности, лишившийся родителей), но и то, чем он будет заниматься, ведь даже человек с тяжелыми и множественными нарушениями остается человеком, и он нуждается в общении, обучении, развитии, труде и досуге ничуть не меньше, чем обычные, здоровые люди. Поэтому все выступавшие на семинаре касались и
    проблемы дневной занятости взрослых инвалидов, отмечали необходимость создания для них не только досуговых, развлекательных форм занятости, но и – обязательно – обеспечение возможности продолжения обучения и организации посильного труда, создание рабочих мест.

    На семинаре затрагивались и другие вопросы. Например, Александр Меламед рассказал о том, как сегодня продвигается один из приоритетных проектов фонда «Жизненный путь» – создание «тренировочных квартир». Юрист Павел Кантор информировал о мониторинге психоневорологических интернатов в Москве и Звенигороде, а Анна Битова – о ходе реформирования государственной системы соцсуслуг и о новом проекте досугового комплекса для инвалидов в районе «Южнопортовый» (Москва).

    Семинар прошел в атмосфере горячей заинтересованности и повышенной эмоциональности. Все выступавшие были солидарны в одном: система государственной поддержки инвалидов (в особенности с ментальными нарушениями) в России требует развития и решительного реформирования, в особенности это касается больших государственных ПНИ, которые никак не должны оставаться единственной формой жизненного устройства взрослых инвалидов. Необходимо создание принципиально новых, более современных и гуманных форм проживания людей с нарушениями развития, создание для них трудовых, обучающих и досуговых центров.

    И здесь решающим могло бы стать объединение усилий государственных и негосударственных организаций, а также значительное усиление инициативности родителей. Во всех странах именно родительская активность всегда была главным мотором преобразований, но только немногие из российских регионов могут похвалиться действенными родительскими организациями, тогда как большинство наших родителей пассивно ждут, когда кто-то где-то что-то для них сделает и предложит «на блюдечке с золотой каемочкой». Так и хочется сказать: «Дорогие родители, пробуждайтесь, объединяйтесь, включайтесь в общее дело, созидайте, боритесь за будущее своих детей».
    [свернуть]


    Подключиться к инициативам ЦЛП и фонда «Жизненный путь», предложить свои идеи можно через сайт фонда http://liferoute.org/ или на его странице в Фейсбуке https://www.facebook.com/groups/226958947639182/, а также посетив следующие семинары из цикла «Правовое просвещение и поддержка людей с ментальными нарушениями»".
    Последний раз редактировалось Елена; 25.03.2016 в 10:46.

  28. #28
    Модератор Аватар для Елена
    Имя
    Елена
    Регистрация
    25.01.2014
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    7,601
    Записей в дневнике
    56
    Пол.оценки/Отр.оценки
    Получено: 7,649/9
    Присвоено: 6,691/6

    0 Недоступно! Недоступно!
    Отсюда:

    Это противоречит Конституции, но это никого не волнует

    Говорит директор благотворительной организации "Перспективы" Мария Островская

    16.02.2015

    Директор благотворительной организации "Перспективы" Мария Островская, работающая с психоневрологическими интернатами Санкт-Петербурга, рассказала Ольге Алленовой, почему российские ПНИ живут в закрытом режиме и как это можно изменить.

    Вы можете объяснить, почему большинство психоневрологических интернатов до сих пор закрыты на засовы и туда просто невозможно зайти?

    Наша главная проблема заключается в том, что до сих пор не отменено Положение о ПНИ 1978 года. Оно было принято до закона о психиатрической помощи. Основные базовые документы в нашей стране новые, но вот этот подзаконный акт старый. А это тот документ, которому реально доверяет директор интерната. И прокуратура проверяет директора по этому акту, а не по Конституции.

    Как это возможно?

    Вот так. Это поразительная ситуация, но она есть. И в этом Положении о ПНИ от 1978 года написано, что ПНИ — полностью закрытое учреждение, на психиатрическом режиме, и выйти оттуда на улицу могут только определенные люди с пропусками. Это противоречит Конституции, но это никого не волнует. Это уголовное преступление, но это написано в положении о ПНИ.

    Почему же до сих пор это положение не отменили?

    А кто будет поднимать этот вопрос? Это должно делать общество. Директорам интернатов это невыгодно. Они прекрасно знают, что если система станет открытой, и волонтеры узнают о том, что творилось внутри, то этих руководителей могут обвинить в уголовных преступлениях. Поэтому они всячески поддерживают этот порядок. Конечно, есть директора, которые сочувствуют людям, живущим в ПНИ, и открывают двери учреждения для волонтеров. Но их немного.

    Можете их назвать?

    В Санкт-Петербурге это интернаты N10 и N3, в Москве — N11, еще вот был Звенигородский, пока оттуда не стали выгонять волонтеров. И нет тенденции к тому, чтобы открывать эти интернаты, особенно сейчас, когда в учреждениях поняли, что волонтеры приходят не полы мыть — то есть не выполнять работу персонала. Волонтеры приходят общаться с людьми, поддерживать их морально, и, конечно, если узнают о каких-то нарушениях, они могут о чем-то сообщать. Поэтому двери перед ними закрываются.

    Почему в ПНИ к людям применяют нейролептики, подавляя их волю и нанося вред здоровью? Ведь это не тюрьма и не принудительное лечение, назначенное судом.

    Прежде всего нужно сказать, что есть случаи, в которых прием нейролептиков необходим. Но прием любых лекарств может быть только добровольным. Единственный случай, когда они могут назначаться принудительно,— при недобровольной госпитализации в психиатрический стационар по решению суда. Принудительное лечение нейролептиками, использование их в дисциплинарных целях и злоупотребление ими для подавления деструктивной активности незаконны — такие меры необходимо заменить организацией занятости людей в ПНИ.

    Системная проблема в том, что ПНИ — всегда огромное учреждение. Даже 100 человек в интернате — это уже много, а у нас в них живет от 300 человек и больше, за редким исключением. В Германии же в таких учреждениях живет максимум 40 человек. И вот на таких комбинатах стирается индивидуальное отношение к человеку. В большом учреждении быстрее происходит выгорание персонала. К человеку перестают относиться как к личности. Кроме этого — кошмарное штатное расписание: две-четыре медсестры на 120 человек. Но реально сотрудников в два-три раза меньше. Руководители ПНИ утверждают, что это из-за низких зарплат. Я вас уверяю, что причина не в этом. Мы как благотворительная организация привели в ПНИ Санкт-Петербурга специалистов — педагогов, трудовых инструкторов, социальных работников. Я не говорю сейчас о волонтерах — только о специалистах, сотрудниках благотворительной организации, которые получают зарплату меньшую, чем в целом в ПНИ по стране. Но люди работают, им это интересно. В ПНИ N3 у нас работает 40 специалистов в двух отделениях. В дополнение к персоналу интерната. Эти 40 человек финансируются из благотворительных источников, мы сами собираем средства. Мы публикуем зарплаты, показываем, сколько у нас люди получают, потому что это важно — пусть видят, что дело не в зарплате. У нас человек может иметь свое мнение, и его услышат. И он может повлиять на что-то. Для многих это ценность.

    А что происходит с обычной медсестрой в ПНИ? Огромный фронт работы. Да, поначалу она приходит с добрым сердцем, но изо дня в день видит, что не успевает, не смогла сделать их жизнь более или менее качественной. И она сдается, потому что нельзя так жить постоянно, она теряет чувствительность.

    Врач в ПНИ видит главную свою задачу в усмирении — чтобы пациент не вел себя деструктивно. Но ведь есть ясные психологические законы: если взрослый человек с сексуальными потребностями ничем не занят, у него нет никакой целенаправленной деятельности, нет семьи, детей, то, понятно, что и без всяких психических нарушений он начнет вести себя деструктивно. У него будет расти уровень агрессии. Это психологический закон. Мне рассказали поразительную вещь про один центр дневного пребывания в Германии, куда приводили заниматься людей с очень тяжелыми психическими нарушениями. Поначалу было много агрессии. Приходилось применять нейролептики. Но они изменили систему. Теперь все эти люди делают блокнотики, готовят пироги, стирают какое-то белье, вышивают салфетки и получают от этого удовлетворение. Это привело к тому, что у них резко снизился уровень агрессии, и им удалось практически полностью отказаться от лекарств. Меня этот рассказ тогда поразил. А что происходит в наших ПНИ? Еду тебе приносят, одежду тебе постирают, комнату тебе убрали. Зачем? 70% этих людей могут все это делать либо самостоятельно, либо с помощью другого человека. Их полностью лишают каких-то возможностей вести нормальный образ жизни. Превращают в бревно, которое должно лежать на кровати, смотреть телевизор. Их селят по положению 1978 года: мужчин отдельно, женщин отдельно.

    Почему, кстати?

    Я могу только предполагать. Боятся, что будет всплеск сексуальной активности. Но вот семь лет назад мы в Петергофском ПНИ создали смешанные отделения. Директор очень опасался, но пошел на это. И что произошло? Мужчины стали за собой следить. Женщины оживились. Все со всеми дружат. Ничего страшного не происходит. У кого-то завязались какие-то отношения, кто-то поженился. У большинства людей с тяжелой инвалидностью нет обычных сексуальных потребностей, но все равно они кокетничают друг с другом, им интереснее стало жить. Конечно, они не живут в одной комнате — там есть комнаты для женщин, комнаты для мужчин, но все они живут в общем пространстве. Так зачем же селить взрослых мужчин с другими мужчинами на всю жизнь? На что мы рассчитываем? Мы же знаем, что происходит в тюрьмах, правда? Поэтому в ПНИ мы приводим санитаров и давим людей нейролептиками — а что делать, они же разнесут все. Вот если бы в таких учреждениях с людьми больше занимались специалисты, эта система даже экономически была бы другой. Сейчас она безумно дорого стоит. Для людей делают то, что они сами могли бы делать. На лекарства, на очень дорогие нейролептики расходуют огромные средства. Можно было бы много ставок педагогов и трудовых инспекторов профинансировать из этих средств. Не говорю уже о вреде здоровью, которое причиняется нейролептиками.

    Как изменить эту систему?

    Для начала — срочно отменить Положение о ПНИ 1978 года. И никакого больше положения не надо — пусть деятельность ПНИ регулируется федеральными законами о соцобслуживании и о психиатрической помощи. Также нужно внести изменения в закон о психиатрической помощи. Потому что в нем про психоневрологические интернаты есть только одна строчка, которую очень неправильно толкуют. К ней нужны пояснения. Там говорится о том, что права у пациентов такие же, как в психиатрической больнице. И поскольку никаких толкований нам не предлагается, то многие трактуют эту строчку так: все ограничения прав, которые применяются в острой психиатрии, могут быть применены и в психоневрологическом интернате. Но это абсурд! Психоневрологический интернат — это специализированный жилищный фонд и учреждение социального обслуживания, в котором люди живут добровольно. В психиатрической больнице люди могут находиться по решению суда, а в психоневрологическом интернате они — по договору о социальном обслуживании. Кроме того, есть еще одна неудобная и неправильная вещь: сегодня интернат является опекуном недееспособных людей. Получается, что опекун обеспечивает контроль качества социального обслуживания своего опекаемого, но это обслуживание он сам и предоставляет. Ну вот вам еще один элемент закрытости: если я сам себя контролирую, то зачем мне создавать себе проблемы? Сегодня все контролирующие органы, а их немыслимое количество, проверяют функционирование системы. Они не проверяют качество жизни человека. Этим должны заниматься органы опеки, но они даже не суются в интернаты, а только проверяют документы.
    Положение, когда опекуном является сам интернат, признается конфликтом интересов и запрещено законом в большинстве стран. Это абсурд нашего законодательства об опеке. Мы очень надеемся, что это будет как-то изменено — над этими изменениями сейчас работает большое количество специалистов.

    Следующий шаг — необходимо открыть двери психоневрологических интернатов для общественных организаций. Именно заставить руководителей учреждений открыть двери. Потому что рассчитывать на добровольное желание директора можно только в единичных случаях.

    А дальше — необходимо сделать ПНИ домом для людей, которые там живут. Учиться человек должен в другом месте — он должен выезжать в мастерские ежедневно, чтобы люди со стороны видели, в каком состоянии он приехал. Все лечение людей нужно вывести в систему амбулаторной психиатрической и другой медицинской помощи. Зачем в ПНИ держать врачей? В европейских странах в штате таких учреждений нет врачей. Если человек заболел, он наблюдается врачом из медицинского учреждения. Только так мы можем обеспечить открытость интернатов, создав несколько точек контроля — поликлиники, психиатрические диспансеры, трудовые мастерские, досуговые учреждения. И человек с инвалидностью, таким образом, выходит в общий с другими людьми мир.

    Правда, что многие люди в ПНИ могли бы жить самостоятельно при незначительной поддержке?

    90% людей можно вывести оттуда на сопровождаемое проживание, как это делается у наших соседей по планете. И это дешевле. Вот Андрею (интервью с ним см. на стр. 28.— "Власть") нужно минимальное сопровождение: чтобы его поддерживали и обучали каким-то социальным навыкам и жизни в открытом обществе. Но сегодня это никому не выгодно, кроме самого общества. Если никто ничего не требует у чиновника, то зачем ему этим заниматься? Да, несомненно, нужен заказчик на государственном уровне, который готов продвигать изменения. Но пока мы видим только Ольгу Юрьевну Голодец, и у меня есть ощущение, что ей трудно "продавить" регионы. Но если общество будет активно участвовать в этом процессе, больше шансов изменить систему.
    [свернуть]
    Последний раз редактировалось Елена; 28.03.2016 в 02:24.

  29. #29
    Модератор Аватар для Елена
    Имя
    Елена
    Регистрация
    25.01.2014
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    7,601
    Записей в дневнике
    56
    Пол.оценки/Отр.оценки
    Получено: 7,649/9
    Присвоено: 6,691/6

    0 Недоступно! Недоступно!
    Опыт АРДИ "Свет", г.Владимир, читать здесь:

    Как инвалиду не попасть в интернат: проблема 18+

    07.10.2015 / Алиса ОРЛОВА

    Что ждет особых людей, когда они вырастут? Родители малышей об этом стараются не думать, они слишком заняты – лечением, реабилитацией, обучением

    На Первом съезде семей, воспитывающих детей-инвалидов и инвалидов с детства, который состоялся недавно (в 2015 году)в Москве, в секцию «18+» записались те, у кого дети уже выросли. Среди докладчиков был заместитель председателя ассоциации родителей детей инвалидов «Свет» Юрий Кац, он приехал из Владимира, по просьбе организаторов московского родительского съезда, чтобы поделиться опытом.

    Хочется, чтобы у них была человеческая жизнь

    «В секции “18+” нет готовых ответов. Нам хочется, чтобы ребята были заняты, чтобы они учились, дружили, общались, чтобы у них была какая-то человеческая жизнь. Проще всего было бы организовать им досуг. Но у взрослого человека не может быть один только досуг, он должен быть занят чем-то полезным, чувствовать, что он нужен людям», – сказала Светлана Бейлезон, руководитель секции «18+» на открытии съезда.

    Что будет с особыми детьми после смерти родителей? 10 лет назад в России ответа на этот вопрос не было. Сейчас по всей стране работают небольшие проекты, помогающие взрослым людям с ментальными нарушениями найти свое место в обществе. Это – капли в море, но именно в них – будущее особых детей и надежда их родителей.
    Интернат – не решение проблем. Человеку, выросшему дома, в интернате будет тяжело, как тяжело было бы там любому из нас.

    «Интернат хуже тюрьмы. Человек, попавший в интернат, не знает, за что он туда попал, но знает, что это – на всю жизнь», – сказал отец особого взрослого.
    Массовой альтернативы интернатам пока нет, но есть отдельные проекты в Москве и регионах, которые внушают надежду и показывают, каким может быть будущее особых взрослых.
    Особые люди в каком-то смысле остаются детьми, им всю жизнь нужна будет поддержка и сопровождение. Но, как любому взрослому человеку, особым взрослым нужны не только досуг и лечение, но и общение, социальные связи и работа.

    Владимир: Квартира вместо интерната

    Ассоциация родителей детей-инвалидов «Свет» существует во Владимире 20 лет.
    Этой организации удалось включить в областное законодательство два очень важных закона, которые сократили в регионе количество людей, попавших в интернат.
    О том, как во Владимире родители организовали для взрослых особых детей сопровождаемое проживание, рассказал заместитель председателя организации «Свет» Юрий Михайлович Кац:

    – У каждого человека, здорового или с инвалидностью, жизнь делится на три блока:

    – семья/проживание,
    – труд/занятость,
    – отдых/развлечения,

    без любого из этих блоков жизнь будет неполноценной.
    Есть богатые люди, которые создают своему ребенку с инвалидностью шикарные условия, но все равно – это клетка, хотя и золотая.

    Для того, чтобы наладить особым людям полноценную жизнь, родители из Владимира придумали и запустили 40 программ для детей и взрослых с различными нарушениями.
    Самая важная задача – подготовить особого человека к самостоятельной жизни. Родители пробовали для своих детей разные варианты – самостоятельное проживание, поддерживающее проживание, вариант к которому пришли в итоге – сопровождаемое проживание.

    Прежде чем молодой человек с ментальными нарушениями сможет присоединиться к такой программе, нужно обучить его навыкам самостоятельной жизни. Ассоциация «Свет» работает с людьми, у которых самые разные нарушения, в том числе и тяжелые – кто-то не умел сам есть, кто-то не мог застегнуть пуговицы, многие из них считались необучаемыми, но это не так. Для их обучения есть программы. «Кулинария» учит готовить, начиная с азов, бутербродов на завтрак, и постепенно доходя до изысков, вроде мяса по-французски. «Домоводство» – обучает уборке и стирке.

    «Как можно больше самостоятельности! Но есть один нюанс. Наши ребята всегда будут нуждаться в сопровождении. Вопрос – насколько большое это сопровождение. Чем больше навыков освоят наши дети, тем легче добиться у государства поддержки на их сопровождение», – утверждает Юрий Кац.

    «Школа жизни» – почти как космонавты

    Самую главную программу назвали «Школа жизни». Через 10 лет ее работы наступил решающий этап, сравнимый с выходом в открытый космос, учебное проживание. Двое молодых людей в отдельной квартире провели два дня. Под наблюдением педагога они делали все сами. Педагог с ребятами постоянно, он сутки работает, трое дома.

    Учебную квартиру ассоциации подарил владимирский предприниматель, оборудовать ее помогли спонсоры и областная администрация. Пройдя несколько пробных курсов – двухдневных и недельных и, наконец, месячных, особые люди готовы к самостоятельной жизни, то есть постоянному сопровождаемому проживанию.
    «Не все способны прожить с сопровождением целый месяц. Мы жестких задач не ставим. Сколько сможет, сколько потянет, столько и проживет. Иногда мы с родителями считаем, что этот ребенок больше трех дней не выдержит, а у него – пошло, прожил целый месяц и говорит: «Мне тут хорошо, я здесь останусь».

    Как мы купили квартиру

    О квартире, которую придумали и создали родители для постоянного проживания подросших особых детей, много писали в СМИ. В покупку квартиры родители вложили свои средства. Пока такая квартира в городе – единственная, кроме нее есть еще загородный дом, но он устроен немного иначе.

    «Мы решили показать пример государству и сами взялись построить такую квартиру», – рассказывает Юрий Кац.
    Квартира большая, 177 кв. метров, находится она на первом этаже нового дома. Изначально, как во многих новостройках, это помещение планировалось под офис, но офисных покупателей не нашлось. Узнав о нуждах особых родителей, застройщик пошел на уступки, а город бесплатно перевел помещение из нежилого фонда в жилой, что тоже стоит немалых денег. Так, по стечению нескольких счастливых обстоятельств особые взрослые стали владельцами удобной квартиры с отдельным входом. В уставных документах этот объект называется просто Дом.

    Юридический аспект

    Родители заключают с организацией АРДИ «Свет» договор о проживании. Но как обезопасить особых людей после смерти их родителей? Этот вопрос тоже продуман.
    Квартира куплена родителями вскладчину, каждый купил часть квартиры и подарил ее организации, договор дарения оформлен с целевым назначением «Для организации сопровождаемого проживания». Что это дает? Эта квартира всегда будет квартирой сопровождаемого проживания. Использовать подарок можно только по назначению. Если после смерти дарителя условия будут нарушены, то его наследники смогут отозвать дар.
    А что если особый человек захочет уйти «в свободное плавание»? В договоре проживания есть положение о Доме, в котором сказано, что любой проживающий может оттуда выбыть:


    1. в случае смерти,
    2. на время болезни, на лечение в медицинское учреждение (психоневрологический интернат лечебным учреждением не является).

    Проживающий может также уйти из дома по собственному желанию. Но для этого нужно выполнить определенные условия: единогласное решение всех проживающих в Доме (5 человек), единогласное решение членов совета АРДИ «Свет» (7 человек) и согласие всех членов наблюдательного совета Дома (от каждого проживающего – по два человека, которых назначили родители). Итого: 22 подписи.

    Как все устроено

    Квартира рассчитана на 5 человек. Именно в такой малой группе, как утверждают специалисты, люди не делятся на подгруппы и могут жить, не как соседи по общежитию, а как добрые родственники.
    5 комнат для проживания, комната для педагога сопровождения, большая кухня-гостиная, «постирочная», кладовка и 4 санитарных комнаты. Почему так много? В обычной, даже многодетной семье, графики у членов семьи разные, в школу, в садик в офис кому-то нужно раньше, кому-то позже. А в квартире-коммуне все уходят на занятия одновременно. Система, которую придумали родители, работает так, что особые люди целый день заняты, труд и отдых в их жизни чередуются.

    Сколько это стоит?

    По данным министерства труда и соцзащиты, в разных регионах затраты на одного человека в психоневрологическом интернате составляют от 40000 до110000 рублей в месяц. Сопровождаемое проживание по модели, предложенной АРДИ «Свет», предусматривает затраты только на оплату педагогов, их пять человек, работают посменно, зарплата 15000-16000 рублей. Сами ребята живут на свои пенсии и на то, что зарабатывают продажей изделий, созданных в мастерских, коммунальные услуги тоже оплачивают сами.

    Где взять деньги?

    Но купить квартиру – полдела. Где взять деньги на оплату труда сопровождающих специалистов? У государства есть деньги на проживание инвалидов, но это проживание – в интернате. Что же делать? Владимирские родители разработали два документа и предложили их областной администрации:

    «Постановление губернатора о приемной семье для людей пожилого возраста и инвалидов»

    В документе говорится и о выплате вознаграждения семье, которая берет на себя заботу о взрослом инвалиде.
    Второй документ, который был принят усилиями родителей во Владимирской области – «О вознаграждении опекунам недееспособных граждан старше 18 лет».

    Суть предложения в том, чтобы оказывать ежемесячную финансовую поддержку тем, кто помогает обслуживать людей с умственными и психофизическими нарушениями.

    «За принятие этих документов мы долго бились, но сегодня чиновники нас благодарят. Почему? Очередь в психоневрологический интернат несмотря на ужасные условия – 400 человек. За 2014 год (первый год действия новых документов) более 100 человек и не попали в психоневрологический интернат, а были приняты в приемную семью или под возмездное опекунство», – рассказывает Юрий Кац.

    Системного решения для проблемы 18+ в России пока не существует. «Что будет с моим ребенком, когда я умру?» – на этот вопрос особых родителей пока нет ответа. Для родителей малышей эти проблемы пока в отдаленном будущем. Но есть надежда, что к тому времени, когда они подрастут, у проблемы 18+ в России уже будет системное решение. Проект, который передумали для своих детей родители из Владимира, помогает заглянуть в возможное будущее.

    Сопровождаемое проживание – комплексная (социальная, образовательная, реабилитационная) услуга, оказываемая гражданам с инвалидностью, нуждающимся в постоянной посторонней помощи и не способным проживать самостоятельно, с условиями постоянного или временного проживания (пребывания) с ними сопровождающего лица. Получатели услуги – совершеннолетние граждане РФ, имеющие инвалидность и нуждающиеся в постоянной или временной посторонней помощи и не способные проживать самостоятельно. Сопровождающее лицо – гражданин на добровольных или возмездных началах, помогающий получить проживающему социально-бытовые, социально-педагогические, социально-психологические, социально-медицинские, социально-экономические, социально-правовые и другие услуги.Сопровождаемое (поддерживаемое) проживание создается для организации достойной жизни в домашних условиях людей с инвалидностью, с ограниченными умственными и физическими возможностями, не способных проживать самостоятельно. Тем самым реализуется статья 19 Конвенции ООН о правах инвалидов, которая устанавливает равную с другими людьми возможность инвалидов выбирать свое место жительства, а также где и с кем проживать, запрет на установление обязанности проживать в каких-то определенных жилищных условиях и недопущение изоляции или сегрегации от местного сообщества. Конвенция ратифицирована Федеральным законом от 3 мая 2012 г. N 46-ФЗ. Вступила в силу для Российской Федерации 25 октября 2012 гВо Владимирской области развиваются следующие формы сопровождаемого проживания:– приемные семьи для одиноких дееспособных и недееспособных граждан с инвалидностью при вознаграждении опекунам недееспособных граждан;– постоянное сопровождаемое проживание;– временное сопровождаемое проживание.
    [свернуть]
    Последний раз редактировалось Елена; 28.03.2016 в 10:09.

  30. #30
    Модератор Аватар для Елена
    Имя
    Елена
    Регистрация
    25.01.2014
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    7,601
    Записей в дневнике
    56
    Пол.оценки/Отр.оценки
    Получено: 7,649/9
    Присвоено: 6,691/6

    0 Недоступно! Недоступно!
    "ПНИ — это смесь больницы и тюрьмы"

    Ольга Алленова, Роза Цветкова

Метки этой темы

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •  
Портал работает на платформа www.agava.ru